Княжицкая Татьяна, Воробьёв Дмитрий. Витражи павильона Латвийская ССР на ВДНХ в Москве / Московское наследие. № 1 (85) 2023. С. 56-71.

При любом цитировании данной статьи ссылка на авторов и издание обязательны:

Княжицкая Татьяна, Воробьёв Дмитрий. Витражи павильона Латвийской ССР на ВДНХ в Москве. Журнал «Московское наследие», № 1 (85) 2023. С. 56-71.


История создания

Центральная часть витража «Рига» в библиотеке рижской гимназии. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Центральная часть витража «Рига» в библиотеке рижской гимназии. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Павильон Латвийской ССР появился на территории ВСХВ во второй – послевоенный – период развития выставочного комплекса. Это сооружение возведено к 1954 году по проекту коллектива архитекторов, в который входили латышские зодчие Андрейс Айварс, Карлис Плуксне и Волдемарс Закис (1). Здание заняло центральное место в сквере c павильонами Прибалтийских республик. Главным украшением парадного фасада стали семнадцать витражей: шестнадцать по сторонам от входа, а семнадцатый – с изображением пятиконечной красной звезды – на центральной оси фасада над порталом.

Витражи были изготовлены по эскизам рижских художников Эгонса Цесниекса и Гиртса Вилкса. Картоны выполняли Гиртс Вилкс и Арнольдс Вилкинс. Собирали витражи под руководством мастеров Екабса Бине и Эрнестса Вейландса (2). Разноцветные окна, архитектурные детали на фасаде и в интерьере стали теми характерными элементами, которые придавали зданию, решенному в формах сталинского ампира, выраженный национальный «колорит».

В начале 1960-х в тематической структуре выставочного комплекса произошли изменения. Павильоны республик упразднили, заменив территориально-национальный принцип показа достижений советского хозяйства на отраслевой. В соответствии с этим в 1963 году республиканские павильоны как снаружи, так и внутри были лишены части узнаваемых декоративных элементов (3) в связи с их перепрофилированием в отраслевые. Павильон Латвии получил новое название – «Академия наук СССР. Физика» (4). Вероятно, именно в этот период были демонтированы витражи, находившиеся в родных стенах не менее девяти лет.

Открытие в XXI веке

До недавнего времени данные о местонахождении демонтированных витражей в российском информационном пространстве отсутствовали. Негласно подразумевалось, что они уничтожены в 1963 году (5). Благодаря целенаправленной поисковой работе исследователя ВДНХ Дмитрия Воробьёва в 2019 году девять из семнадцати витражей были обнаружены в разных зданиях Латвии (6).

Фамилии создателей и реставратора на обновленном в 1987 году витраже. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Фамилии создателей и реставратора на обновленном в 1987 году витраже. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Четыре витража – «Рига», «Музей», «Взморье» и «Университет» – находятся в Риге. В 1987 году они были отреставрированы, русские надписи в названиях сюжетов заменены на латышские. На момент написания статьи центральные части витражей с пейзажными вставками находились в световых коробах с искусственной подсветкой и украшали интерьеры библиотеки гимназии в Риге.

Витраж «Звезда» на чердаке Даугавпилсского краеведческого и художественного музея. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Еще пять витражей сохранились в г. Даугавпилс – в краеведческом и художественном музее. Четыре витража в окнах лестницы: «Вентспилс», «Даугавпилс», «Мелиорация» и в стороне от них – сюжет «Кулдига», пятый – с изображением красной звезды в орнаментальном обрамлении – хранится на чердаке музея (7).

Рижский художник-реставратор Олексий Краснов осматривает оригинальный витраж «Вентспилс». Фото из коллекции Д. Воробьёва

Рижский художник-реставратор Олексий Краснов осматривает оригинальный витраж «Вентспилс». Фото из коллекции Д. Воробьёва

Местонахождение еще восьми витражей к моменту написания статьи достоверно не определено. Однако их изображения известны, они опубликованы в разных источниках.
В 2017–2022 годах в бывшем павильоне Латвийской ССР прошли реставрационные работы. Ансамбль витражей воссоздан в полном объеме в мастерской Татьяны Липатовой. В здании располагается Музей городского хозяйства Москвы (8).

Иконография, композиция, детали

Фрагмент экспозиции вводного зала на фоне оконных проемов с витражами, 1958 год

Фрагмент экспозиции вводного зала на фоне оконных проемов с витражами, 1958 год

Шестнадцать витражных модулей размещались на главном фасаде в четырех высоких оконных проемах, по четыре модуля в каждом. Со стороны фасада дубовые рамы с декоративными элементами (автор Волдемарс Тилтиньш) защищали и одновременно объединяли своим рисунком все модули, дополнительно подчеркивая их визуальное единство. Четыре оконных проема по сторонам и один в центре фасада размещены между сдвоенных колонн, с равным шагом, чем задают ритмику фасада. Пятое окно – на оси симметрии, над порталом главного входа – выделяется своей формой с полуциркульным завершением. Красная звезда в этом окне идеологически должна была главенствовать над всеми другими сюжетами.

Резной дубовый декоративный элемент с внешней стороны витражного окна. Фото: Д. Воробьёв

Резной дубовый декоративный элемент с внешней стороны витражного окна. Фото: Д. Воробьёв

В интерьере эти высокие оконные проемы – от пола до потолка – ассоциируются с устремленными ввысь витражами готических храмов. И старинные витражи католических соборов, и витражи павильонов советских республик несли одну и ту же смысловую нагрузку: с одной стороны, изолировали внешний мир от глаз посетителей, а с другой – открывали зрителю иное измерение бытия – мечты о счастливом будущем: в средневековье – о райской жизни за гробом, в советских реалиях –о сказочно прекрасных перспективах в жизни каждого члена социалистического общества.

Витраж «Звезда» над главным входом в павильон. Кадр кинохроники 1954 года

Витраж «Звезда» над главным входом в павильон. Кадр кинохроники 1954 года

Шестнадцать витражных модулей имели одинаковую композиционную схему: в орнаментальном обрамлении в золотом сиянии размещены пейзажные вставки с разными сюжетами. Все они подписаны на вьющейся ленте, вплетенной в композицию. Девять сюжетов представляют латвийские города: значимые сооружения и фрагменты пейзажа различных мест. Это –Рига, Кемери, Лиепая, Кулдига, Цесис, Даугавпилс, Вентспилс, Кегум и Елгава.

Еще семь модулей – тематические – представляют сферы человеческой деятельности. Это изображения конкретных учреждений культуры, образования, отдыха ( «Театр», «Университет», «Музей»), а также характерных для этого времени отраслей хозяйства: «Мелиорация», «Совхоз», «Колхоз», «Взморье». Тематические названия для большинства из витражей второй группы – условность, почти на каждом из них изображено конкретное географическое место или здание: на витраже «Взморье» – побережье в Юрмале (9), «Театр» — Оперный театр в Риге, «Музей» – Художественный музей в Риге, «Университет» – здание Латвийского университета в Риге.
Эти шестнадцать модулей имели одинаковые размеры 225 х 180 см. Они объединены в единый ансамбль повторяющимися формами пейзажных вставок, мотивом солнечного сияния и орнаментальными узорами.

Фото витражей павильона Латвии в альбоме 1955 года «Всесоюзная сельскохозяйственная выставка»

Фото витражей павильона Латвии в альбоме 1955 года «Всесоюзная сельскохозяйственная выставка»

По историческим фотографиям видно, что модули с клеймами двух типов чередовались в шахматном порядке. Такой принцип размещения характерен для европейского культового зодчества эпохи готики. Из арсенала художественных средств средневековых витражей заимствованы и формы клейм – восьмилепестковая розетка и четырехлистник с треугольными выступами, которые восходят к упрощенному изображению дикой розы.

 Аутентичный витраж «Лиепая». Латвия, 2023 год

Аутентичный витраж «Лиепая». Латвия, 2023 год

Подобные клейма находятся в витражах различных средневековых храмов в европейских странах. Есть такие примеры и на территории Латвии (10). В общем колористическом решении витражи латвийского павильона ВДНХ не следуют за образцами средневекового искусства: в отличие от насыщенных контрастных цветов в витражах Франции и Германии XII–XIV веков – интенсивных синих, красных оттенков – их общее звучание мягче, радостнее: оно задано общим золотистым сиянием и орнаментами из желтых и оранжевых стекол.

Витраж Ансиса Цирулиса «Строительство», 1937 год. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Витраж Ансиса Цирулиса «Строительство», 1937 год. Фото из коллекции Д. Воробьёва

В узорчатом обрамлении пейзажных клейм присутствуют элементы национального латышского орнамента, в котором среди прямых линий и треугольников повторяется один и тот же мотив – восьмичастный солярный символ, напоминающий цветочную розетку. Его происхождение связано с деятельностью известного представителя латышской культуры, художника Ансиса Цирулиса (1883–1942). Этот человек с незаурядными талантами проявил себя во многих сферах, в том числе и в искусстве витража. В 1937 году витражи А. Цирулиса были показаны в отделе Латвии в Прибалтийском павильоне на Всемирной выставке в Париже.

Цветочная розетка оригинального витража «Даугавпилс». Фото из коллекции Д. Воробьёва

Цветочная розетка оригинального витража «Даугавпилс». Фото из коллекции Д. Воробьёва

В четырех витражах с аллегорическими сюжетами: «Торговля», «Ремесло» «Судоходство» и «Строительство» (11), –в орнаментальной кайме присутствует солярный знак в различном цветовом исполнении. Одним из значительных вкладов А. Цирулиса в латышскую культуру считается «популяризация солярного символа, который стал знаком самобытности латышской нации» (12), и именно этот символ присутствует в витражах павильона Латвийской ССР: как в очертаниях клейм, так и в мотивах орнамента.

Декоративный элемент орнаментальной каймы аутентичного витража павильона Латвийской ССР. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Декоративный элемент орнаментальной каймы аутентичного витража павильона Латвийской ССР. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Золотистая цветовая гамма витражей усиливает солярную символику. Творчество Ансиса Цирулиса оказало большое влияние на художников Латвии (13), чувствуется оно и в окнах павильона ВДНХ. Глубокое знание народного творчества, богатый опыт в области декоративно-прикладного искусства позволили ему выработать особенный, узнаваемый художественный язык, который вдохновлял соотечественников.

Центральная часть оригинального витража «Вентспилс» в рижской реставрационной мастерской. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Центральная часть оригинального витража «Вентспилс» в рижской реставрационной мастерской. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Пейзажи в клеймах на витражах написаны в духе академического искусства, восходящего к традициям эпохи Возрождения: по правилами перспективного построения, со светотеневой моделировкой объемов, реалистическим колоритом. Фигуры людей в пейзажах изображены соразмерно зданиям, с подробными деталями одежды и миниатюрной росписью лиц. Живопись медальонов имеет станковый характер, рассчитанный на восприятие с близкого расстояния.

Таким образом, при создании ансамбля витражей были использованы приемы, заимствованные из разных исторических эпох и жанров в искусстве: композиционное построение из модулей с клеймами как в европейских средневековых храмах, реалистическая живопись в пейзажных вставках и «этнографический ар-деко» в орнаментальных мотивах (14). Монументальный характер ансамбля вбирает в себя элементы с характеристиками станкового искусства и декоративное начало, заданное повторениями одних и тех же композиционных схем и орнаментальных мотивов. Личный, «с глазу на глаз», тип общения зрителя с произведением искусства сочетается здесь с широким полем излучаемого смысла, который позволяет прочувствовать каждому человеку связь с чем-то   бóльшим. Высокие витражные окна словно раскрывают интерьер в пространство, но не реальное, а пространство более широкого ментального содержания. И если каждый из шестнадцати пейзажей несет в себе изображение реально существующего на карте Латвии места, словно увиденного зрителем сквозь маленькое фигурное окошко, то весь ансамбль целиком представляет небольшую страну как часть не столько СССР, сколько европейской многовековой культуры, территорию с самобытным жизненным укладом, со своими национальными символами и с осознанием собственной национальной идентичности.

Техника создания

Все витражи главного фасада павильона Латвийской ССР были выполнены в комбинированной технике: отдельные детали расписаны с последующим обжигом, потом собраны на свинцовый профиль. Готовые модули были установлены в деревянные оконные рамы.

Одна из секций реставрируемого витража. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Одна из секций реставрируемого витража. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Ассортимент использованного стекла в них довольно скромный: гладкое, окрашенное в массе и так называемое «кафедральное» – с неровной поверхностью, которое получалось за счет перепада температур при производстве стеклянного полотна. Узоры обрамления собраны из бесцветных, желтых и оранжевых стекол. Некоторые элементы дополнены росписью темной краской – шварцлотом. Интересно, что краской нанесены не только мелкие элементы (цветы) изображения, но и сымитирован отсутствующий рельеф на стекле.

Орнаментальная кайма витража «Даугавпилс», фрагмент. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Орнаментальная кайма витража «Даугавпилс», фрагмент. Фото из коллекции Д. Воробьёва

В конце XIX – начале ХХ века в результате бурного развития стеклоделия в странах Европы и в России появились новые виды декоративных стекол, в том числе фактурных – с выпуклым орнаментом коврового характера на поверхности. Это стекло, также называемое в разных источниках «узорчатым» или «орнаментальным», получали методом прессования – прокаткой горячего стеклянного листа валиками с узорным рельефом, который отпечатывался на стекле. Такие фактурные стекла производились с различными рисунками. Они могли быть как бесцветные, так и цветные. К примеру, в петербургских витражах обнаружено около тридцати типов таких стекол российского производства (15), в каталогах европейских и американских производителей их сотни.

В рижских витражах начала ХХ века такие фактурные стекла тоже использовались. Все они были привозными. К середине ХХ века в СССР производство такого стекла еще не было налажено, и взять его было негде. Опыт применения таких стекол, которые значительно обогащают поверхность витражного полотна и дают особенную игру света и тени, остался в арсенале приемов художников-витражистов; а конкретно в витражах Латвийского павильоны воплотился в попытке имитировать объем стеклянных деталей росписью.

Перекрестная штриховка «в квадратик», волнистые линии, звездочки создавали рельеф на поверхности и в то же время являлись элементами народного орнамента.
В витражах XIX – начала ХХ века довольно часто использовались кабошоны – выпуклые небольшие полусферы, выполненные прессованием. Эти объемные детали концентрировали каплю света в своей сердцевине, сгущая цвет к краям. Собственно кабошонов в витражах Латвийского павильона нет, однако в сердцевинах цветочных розеток здесь использованы плоские круги с росписью по краям, придающей визуальный объем. Фацетные элементы, популярные в витражах начала ХХ века, имевшие отполированную до блеска скошенную кромку, непредсказуемо преломлявшие свет, дававшие яркие цветные блики, в этих витражах также сымитированы живописными приемами. Эти «мелочи» говорят нам как о скудости материальной базы витражистов того времени, так и об отличном знании ими свойств различных материалов и приемов, которыми пользовались их предшественники. Латвийские мастера заменили недоступные материалы росписью, чтобы разнообразить, сделать более живым, богатым на светоцветовые впечатления витражное полотно, собранное из одноцветных стекол, окрашенных в массе.

Семнадцатый витраж. Звезда

Отдельно от шестнадцати «модульных» витражей находится семнадцатый, c изображением красной звезды. Идеологически это было самое главное изображение, что определяло его расположение в центре фасада над порталом входа.

Звезда в центре витража напоминает рубиновые звезды московского кремля. Она заключена в круг, который в свою очередь является сердцевиной восьмилепестковой розетки – солярного знака. Этот мотив значим для витражного ансамбля, многократно повторяется в разных масштабах.

Звезда одного из витражей станции метро «Новослободская». Фото: Т. Княжицкая

Звезда одного из витражей станции метро «Новослободская». Фото: Т. Княжицкая

Звезда в медальоне, испускающая лучистое сияние, была каноническим изображением в советском декоративном искусстве. Будучи эффектно предъявлена в разнообразных вариантах на витражах для станции метро «Новослободская», звезда в несколько иной трактовке украсила и центральное окно на фасаде павильона Латвии на ВДНХ. Однако по сравнению с шестнадцатью «равноправными» витражами фасада в этом окне чувствуется иная мера художественной выразительности. Более всего оно напоминает витражи, распространенные на лестницах доходных домов в европейской архитектуре конца XIX – начала ХХ века, в том числе в Риге и Петербурге. Об этом свидетельствует простая композиция с акцентом в центральной и угловых секциях рамы и разреженный орнамент по периметру.

Несмотря на попытку объединить этот «главный» витраж с другими – с помощью изображения солнечного сияния повторения ключевых орнаментальных мотивов, он выглядит устаревшим, анахронизмом полувековой давности, отставшим от основной линии развития витражного искусства эпохи.

Ансамбль произведений художественного стеклоделия

Кроме семнадцати витражей главного фасада, которые традиционно упоминают при описании павильона Латвийской ССР, в здании были и другие произведения художественного стеклоделия. Это двери с «витражными» филенками, пятнадцать окон с витражами других фасадов и светильники.

 Двери главного входа павильона Латвийской ССР. Кадр кинохроники 1954 года

Двери главного входа павильона Латвийской ССР. Кадр кинохроники 1954 года

Большие двустворчатые двери главного входа в павильон стали одной из достопримечательностей павильона. Они выполнены из дерева и с наружной стороны богато украшены резными узорами, в которых переплелись мотивы народного латышского искусства и советские символы. В сердцевинах цветочных розеток были вставлены крупные камни янтаря, обработкой которого исторически славилась Латвия. С наружной стороны двери ассоциировались с резной драгоценной шкатулкой. Автор этого произведения – художник В.Я. Тилтиньш, в материале его выполнил коллектив мастеров. А вот вопрос о том, как выглядела дверь изнутри, не возникал, пока Дмитрий Воробьёв не обнаружил кинохронику (16), на кадрах которой отчетливо видно, что со стороны интерьера дверь выполнена иначе, чем со стороны фасада. Внутренние филенки были сделаны из витражного стекла на металлическом профиле (17).

Сама идея использовать витражное остекление для оформления дверей не нова, она была популярна в архитектуре конца XIX – начала ХХ века, однако стеклянные филенки в них выступали «соло», в данном же случае мы видим «дуэт» из деревянной резьбы снаружи и витражных вставок изнутри.

Сохранившийся витраж с холодной росписью, фрагмент. Фото из коллекции Д. Воробьёва

Сохранившийся витраж с холодной росписью, фрагмент. Фото из коллекции Д. Воробьёва

На боковых стенах и заднем фасаде павильона в окнах также находились витражи, выполненные в технике холодной (безобжиговой) росписи. Известно, что «в семи окнах заднего фасада и восьми окнах боковых фасадов (по четыре в каждом) были вставлены бесцветные прозрачные стекла с холодной росписью на сельскохозяйственные темы» (18). Фрагментарно они видны на некоторых черно-белых фотографиях. Орнаментальная кайма по периметру окружала цельное стекло с изображением венков и снопов колосьев в фигурном картуше в центре (19). Вероятно, все эти витражи были золотистожелтыми, как и окна главного фасада. Нет сведений, почему только часть витражей в павильоне Латвийской ССР была выполнена в классической свинцово-паечной технике, а остальные – в недолговечной технике «холодной» росписи по стеклу. На это решение могли повлиять многие обстоятельства: дефицит времени и материалов у исполнителей, недостаточное финансирование и другие причины.

Однако сам факт использования во всех окнах павильона витражей говорит о продуманной идее внутреннего оформления, в котором произведения художественного стеклоделия играли очень важную роль. То обстоятельство, что и проектирование, и исполнение этой большой работы принадлежало группе латвийских мастеров и художников, выделяет ансамбль витражей Латвийского павильона ВДНХ среди других исполненных ими в это время заказов. Это, возможно, самая «латышская» работа того времени из всех других витражей за пределами Латвии.

Характеристика в контексте советского витражного искусства

История витражного искусства в России началась во второй трети XIX века. К началу ХХ столетия оно достигло своего расцвета: витражи были широко распространены в общественных и частных интерьерах, это искусство стало массовым. В Петербурге в начале ХХ века работали более 20 частных мастерских, выполнявших художественное остекление и предметы декоративно-прикладного искусства. С началом Первой мировой войны строительство в городе прекратилось, не стало заказов на отделочные и художественные работы. После революции все частные предприятия были закрыты, крупные заводы – национализированы. Вплоть до 1940-х годов художественное стеклоделие в стране не имело импульса для развития и находилось в состоянии упадка. После Гражданской войны из предприятий стекольной промышленности в первую очередь строились заводы по производству листового стекла и тары, оптических и технических стекол специального назначения. Ситуация изменилась в 1940 году.

В Ленинграде на базе бывшей зеркальной фабрики был организован экспериментальный цех, который впоследствии вырос в завод художественного стеклоделия. Усилия технологов и художников были сосредоточены на изготовлении посуды и деталей архитектурной отделки. Стеклянные колонны подземного зала станции метро «Автово» в Ленинграде, рубиновые звезды на башнях Московского Кремля, зеркальные шпили на высотных зданиях в Москве – бесспорные шедевры того времени.

Казалось бы, в этом же ряду должны были находиться витражи, но с ними дела обстояли сложнее. В общественном сознании того времени витражи были связаны исключительно с религиозным искусством и храмовой архитектурой, из-за чего к ним сохранялось негативное, предвзятое отношение. Возрождение этого вида искусства в СССР было невозможно, пока не рассеялась аура его принадлежности к атрибутам культа.

Некоторые советские художники предпринимали единичные попытки создания витражей. Эти немногочисленные произведения искусства, ценные новыми подходами в работе со стеклом, поиском новых средств выразительности, оставались не более чем творческим экспериментом отдельных авторов и не могли стать фундаментом для выполнения сколько-нибудь масштабной задачи. Ведь важнейшими условиями для полноценного развития витражного искусства являются производственная база и профессиональные кадры. В России они были утрачены после революции: отсутствовали материалы, не было мастеров. А между тем в Латвии такой фундамент был.

Традиция изготовления витражей на территории Латвии существовала со времени средневековья. В 1541 году в Риге был образован цех стекольщиков, объединявших в том числе и мастеров, которые создавали витражи. Вплоть до начала ХХ века эта отрасль находилась в сфере влияния немецких художников и немецкой школы витражного искусства. В начале ХХ столетия некоторые латышские художники получили европейское художественное образование, в том числе в Академии технического рисования барона А.А. Штиглица в Санкт-Петербурге, а также в Париже и в Германии. Начался новый период в витражном искусстве страны (20).

В силу географической близости между Латвией и столицей России – Санкт-Петербургом – существовали разносторонние кросс-культурные связи, которые затрагивали и искусство витража. Заказчики, как частные лица, так и мастерские из Латвии, покупали у петербургских стекольных предприятий стекла разных видов, зеркала и готовые витражи (21).

На российский рынок работала витражная мастерская рижанина Эрнста Тоде (1858–1932), родившегося в окрестностях Петербурга (22). Латышский художник Карлис Андреевич Бренценс (1879–1951) получил образование в Академии барона А.А. Штиглица в С.-Петербурге и продолжил его во Франции, после чего работал преподавателем в академии А.А. Штиглица (23), будучи проводником европейских знаний и умений в этой специфической сфере искусства.

После 1920 года он продолжил работу как художник-витражист в Латвии и более 30 лет работал преподавателем Государственной Академии художеств Латвийской ССР (24). Именно этот человек считается основоположником латышской школы витражного искусства (25): ему принадлежит начало разработки темы народного эпоса (витраж «Лачплесис», 1930 г.), которая была продолжена другими латышскими художниками.

Некоторые латышские художники продолжали создавать витражи в период между двумя мировыми войнами: в Риге работала мастерская немецкого художника А. Колерта, которая впоследствии принадлежала латышскому художнику-витражисту Е. Шкерстенсу, получившему первые навыки витражного мастерства в мастерской Эрнста Тоде. И хотя в межвоенный период большинство частных мастерских прекратили свое существование, профессиональные кадры, имеющие опыт в художественном стеклоделии, сохранились Более того, именно в это время в латвийском искусстве была инициирована тема национального возрождения: и в искусстве в целом, и в витражах в частности появились сюжеты и темы, связанные с утверждением национальной идентичности.

Изготовление витражей на рижском комбинате «Максла». Кадр кинохроники 1953 года

Изготовление витражей на рижском комбинате «Максла». Кадр кинохроники 1953 года

В 1946 году в Риге были основаны фабрика «Максла» и кафедра художественной обработки стекла при Рижской средней художественно-ремесленной школе. В своем составе они имели мастерские по сборке витражей и условия для холодной обработки стекла (26).

«Максла» на долгие годы стала центром по изготовлению витражей в традиционной свинцово-паечной технике. В Латвии еще сохранялись запасы цветного стекла ручной выработки и имелись устройства для вытяжки свинцового профиля, необходимые для создания традиционных витражей. Примечательно, что сама идея возможности включения витражей в архитектуру появилась в СССР после 1940 года, когда Латвия вошла в состав Союза ССР. Это наблюдение делает жизнеспособной гипотезу о том, что именно этот факт послужил толчком для появления интереса к традиционному витражному искусству, стимулировало его развитие в рамках системы государственных заказов. Однако из-за Второй мировой войны и последовавшего затем периода восстановления народного хозяйства начавшийся ранее процесс не мог иметь продолжения до конца 1940-х годов. Начиная с конца 1940-х в печати стали появляться публикации, раскрывающие потенциал витражного искусства (27).

Всё вышеперечисленное объясняет приглашение латвийских мастеров в 1950-е годы в Москву для создания витражей для знаковых общественных сооружений. Эти три процесса – изменения в общественном сознании, создание экспериментальных советских витражей, приглашение мастеров и организация ими производственной и учебной базы в Риге – шли параллельно во времени, подкрепляя друг друга.

Первым и самым важным памятником советского витражного искусства той эпохи стал ансамбль из 32 витражей в подземном зале станции московского метрополитена «Новослободская», созданный в 1951 году. Эти витражи сыграли роль манифеста, который провозгласил новое отношение к витражному искусству: автором картонов был признанный художник социалистического реализма Павел Корин. Ансамбль из 32 витражей определил как облик подземного интерьера станции «Новослободская», так и путь советского витражного искусства на целое десятилетие, вплоть до 1960-х годов. Это была эффектная декларация нового статуса витражей в иерархии советского искусства: они на равных правах заняли место рядом с мозаикой, живописью, скульптурой. «Семья» декоративных искусств советской эпохи приняла витраж, простив ему его религиозное прошлое.

Екабс Бине за изготовлением витража для станции метро «Новослободская». Кадр кинохроники 1953 года

Екабс Бине за изготовлением витража для станции метро «Новослободская». Кадр кинохроники 1953 года

Все витражи «Новослободской» были изготовлены на комбинате «Максла», где была создана витражная мастерская и вокруг нее собраны художники и мастера витражного дела (28), среди них: Эгонс Цесниекс, Екабс Бине, Эрнестс Вейландс, Арнольдс Вилкинс (29).

Таким образом, воплощение витражей для «Новослободской» в частности, и, в целом, реализация грандиозной задачи по возобновлению витражного искусства в СССР стало возможным постольку, поскольку в стране появились витражисты из вошедшей в состав страны Латвийской республики: с практическим опытом, знанием технологий и наличием материальной базы, достаточной, чтобы начать выполнять крупные работы.

Многие из этих людей были задействованы на выполнении следующего большого заказа – эффектных витражей для высотного здания на Кудринской площади. Еще более ответственными работами стали витражи для павильонов ВСХВ-ВДНХ: Украинской, Латвийской и Азербайджанской республик.

Гости Выставки перед павильоном Латвийской ССР, 1954 год

Гости Выставки перед павильоном Латвийской ССР, 1954 год

Витражи павильона Латвийской ССР являются яркими образцами первого этапа в истории советского витражного искусства. Предпосылки для его возрождения в условиях СССР сложились в предвоенный период, на государственном уровне было решено использовать витражное искусство для отделки важных архитектурных объектов, была начата идейная пропаганда возрождения витража, но практическое осуществление этого плана стало возможным лишь в начале 1950-х благодаря тому, что в состав СССР вошла Латвийская республика. Одним из ресурсов, которым она эксклюзивно обладала в границах Союза того периода, было «живое» витражное искусство. Латышские мастера, благодаря имевшейся преемственности, сохранили и обогатили искусство витража, изначально ориентированного на немецкие образцы, идеями национальной самобытности, которые были творчески реализованы в тематических сюжетах из национального эпоса и этнических орнаментах.

Искусство витража в стилистическом отношении следовало за европейским искусством и в 1920-1930-е годы представляло сплав национально-романтических идей и стилистики ар-деко. Благодаря латвийским художникам и мастерам витражное искусство СССР стартовало с высокого уровня работ, выполненных в соответствии с многовековыми традициями и современными достижениями европейского витражного искусства. Именно поэтому витражное искусство на территории России, прекратившее существование с началом Первой мировой войны, возродилось после полувекового перерыва без трудного предварительного этапа, связанного с подготовкой кадров и освоением технико-технологической базы производства. Это произошло стремительно и эффектно: советский витраж возник будто из ниоткуда и стартовал с произведений искусства высочайшего уровня. И во многом это заслуга латвийских художников и мастеров.

Обмен был двусторонним: латышские художники получили внимание общественности, крупные заказы, финансирование, развитие производственной и учебной базы. Всё это имело существенные положительные последствия для будущего витражного искусства в обеих странах.

Заключение

В публикациях зарубежных авторов нередко звучит сожаление о том, что витражное искусство Латвии в разные периоды не могло развиваться самостоятельно, в полную силу проявляя потенциал национального, самобытного искусства. Эти сожаления имеются как в литературе 1950-х годов относительно немецкого влияния, которое существовало вплоть до обретения Латвией независимости в 1918 году, так и в современной литературе 2000-х годов, уже применительно к идеологическому давлению СССР.

\Нельзя не отметить, что художники во все времена – от древнеегипетской культуры и до наших дней – осуществляют свою деятельность почти исключительно в системе социального заказа, который всегда накладывает ограничения на волю творца. И эти же ограничения являются стимулом для высвобождения более глубоких уровней понимания как конкретной задачи, стоящей перед художником, так и смысла искусства в целом. Именно рамки, поставленные заказчиком, дают возможность художнику подняться на вневременную высоту, над конкретными сюжетами, над эпохой и добраться до сущностных пластов сознания – не отдельного человека, а человеческого
социума, в лучших проявлениях – всего человечества. Так возникают произведения искусства на все времена, которые не теряют своего значения из-за смены политических режимов. В них художники говорят о том, что выше и глубже сиюминутных потребностей времени.

Именно таким произведением искусства видится сегодня ансамбль витражей павильона Латвийской ССР на ВДНХ в Москве.

Торжественная инсталляция «ЖКХ» во вводном зале павильона. Апрель 2023 года

Торжественная инсталляция «ЖКХ» во вводном зале павильона. Апрель 2023 года


1. Жуков А. Ф. Архитектура Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. М., 1955. С. 197.
2. Латышское изобразительное искусство. Рига, 1957. На латышском языке. С. 118; Минухин Е. А. Витражи. Рига, 1959. С. 74. В статье Цесниеце Н. Э. «Мир цветного стекла» в литературно-художественном и общественно-политическом журнале союза писателей Латвии «Даугава» (№ 5 (май) 1978, с. 99), упоминается имя еще одного участника работ – К. Фрейманиса.
3. Зиновьева О. А. Восьмое чудо света: ВСХВ – ВДНХ – ВВЦ: увлекательные прогулки по главной выставке страны. М., 2014. С. 47.
4. Зиновьев А. Н. Ансамбль ВСХВ. Архитектура и строительство. М., 2014. С. 184.
5. В книгах на латышском языке имелась информация о том, что витражи частично сохранились, но для россиян эта информация не была доступна.
6. Найдены уникальные витражи, украшавшие павильон Латвийской ССР в 50-е годы на ВДНХ. 12. 01. 2021. Интернет-ресурс: https://artmoskovia.ru/najdeny-unikalnye-vitrazhi-ukrashavshie-pavilon-latvijskoj-ssr-v-50-e-gody-na-vdnh html. Дата обращения 05. 04. 2023.
7. В 2022 году два оригинальных витража из хранящихся в музее г. Даугавпилс были отреставрированы в Риге в мастерской Эйлы Викмане и Олексия Краснова.
8. Павильон «Физика», особняк Рутковских и церковь Воскресения Словущего: москвичи выберут лучший объект реставрации в 2022 году. 05. 12. 2022. Интернет-ресурс: https://www.mos.ru/news/item/116940073/ Дата обращения 05. 04. 2023. Музей городского хозяйства Москвы, интернет-ресурс: https://kghmuseum.ru/ Дата обращения 05. 04. 2023.
9. Pas?t?juma loma latvijas stikla m?ksl? 20 gs 40 gadu otr? puse – 50 gadi (Роль заказа в латвийском стекольном искусстве ХХ века Вторая половина 40-х – 50-е гг. На латышском языке) Интернет-источник: http://www inguna-art.com/raksti-articles/pasutijumaloma-latvijas-stikla-maksla-20-gs-40-gadu-otra-puse-50-gadi/ Дата обращения 05. 04. 2023.
10. Например, клейма 2-го типа имеются на витражах XIX века в евангелической лютеранской церкви в г. Залениеки (Za?enieki). См. Grasis Т. Latviešu vitr??a Riga, 1979. Илл. 27.
11. Ныне установлены в окнах здания Большой Гильдии в Риге, где находится филармония.
12. Цит. по: Ilze Martinsone. Ansis C?rulis. Автор ссылается на: Esserts,
Modris. Nacion?lie un valstssimboli. No: Ansis C?rulis. R?ga, 2008, 93 lpp.
13. Латышское изобразительное искусство. Рига, 1957. На латышском языке. С. 109–110.
14. Латышские исследователи связывают с орнаментальными работами А. Цирулиса стилистическое направление «этнографическое ар-деко», имевшее место в латышском искусстве 1910–1930-х годов. В витражах павильона Латвии на ВДНХ эта стилистика также присутствует.
15. Витражи С -Петербурга Инвентаризация. 2019–2021. Адмиралтейский район. Под ред.
Т.В. Княжицкой. СПб., 2022. С. 282–283.
16. РГАКФД, N производств.: 21690.
17. Jaunais Ce?š (Aizpute), № 151 от 27. 12. 1951.
18. Зиновьев А. Ансамбль ВСХВ. Архитектура и строительство. М., 2014. С. 183. Витражи
частично сохранились, были воссозданы в мастерской Татьяны Липатовой.
19. Жуков А. Ф. Архитектура Всесоюзной сельскохозяйственной выставки. М., 1955. С. 116.
20. Latviesu têlotâja mäksla. Riga, 1957. C. 355–356.
21. РГИА СПб. Ф. 626. Оп. 1. Д. 580. Письма Северного стекольно-промышленного общества покупателям… 1903. Л. 12. и др.
22. Шульгина Т. М. Витражи Э. Тоде. Краеведческие записки. Исследования и материалы. Выпуск 5. Л., 1997.
23. Нора Цесниеце. Мир цветного стекла. / «Даугава». Литературно-художественный и общественно-политический журнал Союза писателей Латвии. 1978 г. № 5. С. 98.; Хвалов С. А. История развития витражного искусства в Петербурге в XIX — начале ХХ века. Класс живописи на стекле в Центральном училище технического рисования барона Штиглица. 240 лет Музею Академии Художеств. Научная конференция 11–12 мая 1999. Краткое содержание докладов. СПб., 1999. С. 67–71.
24. Зелюкина Т. С. Новое о витраже Карла Бренцена. / Памятники культуры. Новые открытия. М., 1982. С. 465.
25. Latviesu têlotâja mäksla. Riga, 1957. C. 356.
26. Pas?t?juma loma latvijas stikla m?ksl? 20 gs 40 gadu otr? puse – 50 gadi (Роль заказа в латвийском стекольном искусстве ХХ века. Вторая половина 40-х – 50-е гг. На латышском языке) Интернет-источник: http://www inguna-art.com/raksti-articles/pasutijuma-loma-latvijasstikla-maksla-20-gs-40-gadu-otra-puse-50-gadi/ Дата обращения 05. 04. 2023.
27. Минухин Е. А. Возродим витражное искусство. / Архитектура и строительство – 1949 – № 8 – С 80; Он же. Витражи. / Литературная газета – 1951 – № 94; Он же. Об искусстве витража. / Искусство – 1950 – № 7–8 – С 76–79; Он же. Витражное искусство. / Архитектура СССР – 1954 – № 6 – С 27–30.
28. Он же. Витражи. / Литературная газета – 1951 – № 94.
29. Он же. Витражи. Рига, 1959. С. 72.


При любом цитировании данной статьи ссылка на автора и издание обязательны:

Княжицкая Татьяна, Воробьёв Дмитрий. Витражи павильона Латвийской ССР на ВДНХ в Москве. Журнал «Московское наследие», № 1 (85) 2023. С. 56-71.

 

31.12.2023, 730 просмотров.