Златкович Елена Михайловна. Стеклозавод «Неман»: интернациональные истоки преемтственности в белорусском стеклоделии

М. Пююкко. Блюдо для пресса. 1983.

Статья опубликована в издании: «Художественное стекло: от мастера к музею. Сборник докладов научно-практической конференции 16 марта 2015 г. СПбГБУК „ЦПКиО имени С. М. Кирова“, Елагиноостровский дворец-музей русского декоративно-прикладного искусства и интерьера XVIII-XX вв. / Ред.-сост. Ю. В. Спиридонова. – Санкт-Петербург: МАКС-ПРИНТ, 2015. – 137 с.: 107 ил.

После национализации стекольных фабрик Ю. Столле и В. Краевского в 1927 г. предприятия „Неман“ и „Борисовский хрустальный завод“ влились в советскую индустрию стеклоделия, став базой для интенсивной деятельности В. И. Мухиной и ведущих художников экспериментально-художественной лаборатории при Государственном институте стекла (ГИС) в Москве: Н. Ростовцевой, Г. Антоновой, Е. Батановой, О. Кобылинской‚ Г. Макаренко, Н. Матушевской, Н. Ганф, Е. Жигалкиной. С 1956 г. в белорусской стекольной промышленности начинает работать Г. Исаевич, с 1957 г. занявшая должность главного художника Управления стекольной и химической промышленности Совета народного хозяйства БССР, а с 1959 г. и художник-самородок Е. Гладков. В 1959 г. на белорусские стекольные заводы приходят работать выпускники ЛВХПУ им. В.И. Мухиной — А. Абрамова, В. Мурахвер, Л. Мягкова, в 1964 г. — В. Прокофьев, в 1967 г. — В. Дзивинская и В. Жохов. Художниками стеклозавода „Неман“ с 1961-1967 гг. становятся выпускницы Государственного художественного института (ГХИ) ЭССР С. Раудвеэ и К. Вакс.

М. Пююкко. Ваза „Джаз“. 1983.Подготовка первого поколения художников стекла кафедрой декоративно-прикладного искусства Белорусского государственного театрально-художественного института (БГТХИ) была начата только в 1969 г. Выпускники БГТХИ пополнили коллектив художников стеклозавода „Неман“ трижды: 1972 г. — Т. Малышева, 1977 г. — О. Сазыкина, 1983 г. — Г. Сидаревич. В 1975 г. штатным художником завода стал выпускник Пражской высшей промышленно-художественной школы А. Анищик, в 1982 г. — выпускница ГХИ ЭССР М. Пююкко.

Художники московской, ленинградской, таллинской и пражской стекольных школ внесли бесценный вклад в становление белорусского художественного стекла. Таким образом, интернациональные истоки белорусской школы стеклоделия, переплетаясь и плотно взаимодействуя с локальными традициями исконно „стекольного“ края Беларуси Данном регионе в разное время находилось множество крупных и мелких мануфактур, приватных гут и производств), способствовали формированию уникальных возможностей для творческой реализации молодых авторов. Кроме того, важным фактором, способствовавшим профессиональному общению и активному развитию белорусских художников в 1980-е гг., являлись курсы повышения квалификации в г. Красково (Московская обл.‚ Россия), которые курировались Министерством лёгкой промышленности СССР. В свою очередь, стеклозавод „Неман“ в 1980-е гг. стал неформальной столицей для творческой элиты всего СССР. Сюда съезжались художники из всех союзных республик, здесь проходили творческие встречи с известнейшими личностями, мыслителями, поэтами, теоретиками искусства стекла и декоративно-прикладного искусства.

Являясь яркими индивидуальностями, все без исключения художники стеклозавода „Неман“ имели собственные художественные концепции и творческие методы. Их взаимодействие легло в основу того многообразия, которое составило славу «Немана» как флагмана белорусского стеклоделия всесоюзного значения. Именно В этот период в синтезе московской, ленинградской, таллинской и пражской стекольных традиций были заложены основные принципы белорусского стеклоделия и созданы этапные произведения, ставшие классикой национального искусства.

А. Анищик. Блюдо из сервиза.В качестве характерных примеров интернациональных источников белорусского стеклоделия, составляющих фундаментальный пласт в его истории, будет рассмотрено творческое наследие Майре Пююкко и Аркадия Анищика. Их творческие концепции стоят несколько обособленно в фейерверке индивидуальностей и экспериментальных поисков художников стеклозавода «Неман».

Майре Пююкко наследует традиции эстонской школы, на развитие которой сильное влияние оказали шведская, финская, а также чешская школы стекла, проводником которой является известнейший гравёр, профессор и основатель кафедры стекла Таллинской академии художеств М. Роосма. Учителями Майре были К. Вакс, М. Раун, Р. Пряятс. Ближайшими сокурсниками — И. Лилль, А. Окс, Э. Коха, М. Сааре.

Полученный опыт Майре блестяще реализовывала в течение периода профессиональной деятельности на стеклозаводе «Неман». Воспринятые традиции гравировки художник адаптировала к разработкам для пресса. Нюансировка и баланс графики, рельефа и фактуры поверхности стилистически тонко применяются автором в лиричных мотивах ряда образцов блюд (Ил. 1) Выверенность пропорций и конструктивистские принципы посудного формообразования характеризуют дизайн-предложения Майре. В гуте художника привлекают вкрапления цвета в стекольную массу и исследования приёмов налепа, нити, капли в контексте их формальных характеристик (Ил. 2). Майре Пююкко разработала ряд деколей для промышленных образцов, которые частично заменили деколи зарубежного производства. Ей удалось также путём скрупулёзного изучения технических приёмов мастеров росписи живописного цеха разработать образцы гармоничных, композиционно выверенных ручных росписей. Большую известность и популярность получила разработанная Майре мелкая гутная пластика — «Капшук», «Кот», «Дедочек».

А. Анищик. Сосуд. 1973 г.Пражская ветвь национальной школы стеклоделия представлена уникальным и пока мало исследованным творческим наследием Аркадия Анищика. Уроженец белорусского Новогрудка, Аркадий получил уникальное профессиональное образование в ателье знаменитого Станислава Либенского в Пражской высшей промышленно-художественной школе. Тщательнейшим образом отбирая будущих учеников, Ст. Либенский сформировал несколько поколений профессиональных художников высочайшего уровня, которым суждено было влиять на искусство стекла нового времени. Обучаясь в одной группе с Л. Сморчковой, В. Клейном, Я. Вимазалом, И. Седликом, Д. Грабанковой, А. Анищик стал одним из лучших, не уступая им в целеустремлённости и работоспособности. Позднее, став первым в отечественной практике стеклоделия промышленным дизайнером стекольного производства, художник последовательно внедрял свои эстетические убеждения в дизайн проектируемых стеклоизделий. Придя в коллектив художников стеклозавода «Неман» в 1975 г., Аркадий застал процветающий декоративизм и изобразительность в качестве основного творческого метода. Будучи воспитанником совершенно иной школы, чётко разделяя для себя область чистого дизайна (предметов быта и среды) и сферу личного творчества, где основополагающими критериями становятся индивидуальный художественный вкус, талант, мастерство, творческая интуиция, Аркадий привнёс новые принципы посудного дизайна в белорусское стеклоделие. Обладая безукоризненным чувством формы, базируясь на прогрессивных принципах технической эстетики, он сформировал предпосылки для развития на «Немане» устойчивых традиций дизайна посуды high-класса.

А. Анищик. Два блюда из разных серий. 1979 г.Разрабатывая по 400-500 единиц изделий в год, А. Анищик, к сожалению, столкнулся с тем, что производство совершенно не было готово к освоению многих его разработок. Аркадий был единственным художником, которому были подвластны сложнейшие инженерно-проектные решения для механической линии выработки изделий «на ножке». Как никто другой, дизайнер видел потенциал и перспективность данного вида продукции. На основе унифицированной немецкой ножки дизайнером в кратчайшие сроки было разработано четыре линейки изделий (из которых, по советской традиции, освоено было только производство бокала и рюмки), за которые «Неман» получил Государственную премию.

Аркадий Анищик много внимания уделял разработке различной оснастки и приспособлений для гутного формования изделий. Большой интерес вызывал у художника метод центробежного формования изделий. Под перспективную технологию формования изделий прессовыдувной установкой дизайнером был разработан масштабный, но всё же неосвоенный производством питьевой сервиз с вариациями алмазной грани (Ил. 3).

Выдувным изделиям Аркадия свойственна высочайшая культура формы, архитектоника которой корнями уходит в традиции чешского кубизма (Ил. 4). Художник отдавал предпочтение бесцветному стеклу. Такой выбор при возможностях знаменитой неманской 14-горшковой печи цветного стекла можно рассматривать как своеобразный вызов декоративности материала. Принципиально игнорируя декор в стекле, А. Анищик создал ряд нарезных рисунков алмазной грани для хрусталя, обладающих свойством графического знака, достигая эффекта оптического движения света в алмазной графике утилитарной посудной формы. Серия «Касание» и ряд других изделий свидетельствуют об исследовании автором формальных свойств традиционно декоративных характеристик материала (Ил. 6, 7). Являясь с 1975 по 1990 гг. художником стеклозавода «Неман», А. Анищик способен был самостоятельно, свободно воплощать свои идеи в широкоплоскостной и алмазной обработке стекла и хрусталя на высочайшем техническом уровне. Школа Ст. Либенского дала ему исключительное владение мастерством холодной обработки стекла.

А. Анищик. Сервиз «Япония». 1979 г.Рассматривая цвет в стекле в качестве отвлекающей декоративной составляющей предмета, художник всё же обращается к возможностям стекольной живописи. Экспериментируя с декорированием и росписью стекла силикатными красками, золотом, художник исследовал возможности цвета в образной структуре формы (Ил. 8). Интерес представляют опыты художника с действием цвета в горячем гутном стекле. В аскетизме графики декора, рационально-выверенных пропорциях, футуристичности очерченного силуэта транслировалось сознательное ограничение себя в формально-выразительных средствах.

Все изучаемые в чехословацких профессионально-технических заведениях дисциплины — от живописи, рисунка, графики, тонкорельефного ваяния до цветоведения — были ориентированы на формирование и развитие в художнике чувства пластики объёма из стекла и его визуальных и метафизических характеристик. В основу творческого метода Анищика легли характерные для чешского стекла философизация формы, сакральность её оптико-световых свойств. Именно А. Анищик в белорусской школе стеклоделия заложил основу традиции эксперимента с чистой геометрической формой (Ил. 9). Переосмысление своих студенческих проектов постоянно присутствует в профессионально-творческой деятельности художника-дизайнера. (Эстетика интеллектуализации предметных форм, последователем которой является Аркадий Анищик, оказала большое влияние на его современников, коллег и в целом на советское стеклоделие. Новые принципы посудного формообразования и привнесенные художником смелые, независимые способы работы со стеклом были с энтузиазмом восприняты в 1980-е гг. Т. Малышевой, О. Сазыкиной, Г. Сидаревич, Р. Климкович. Начинания А. Анищика также получили развитие в 2000-е гг., в том числе в образовательном цикле кафедры декоративно-прикладного искусства Белорусской государственной академии искусств.

А. Анищик. Памятный предмет. 1973 г.Итак, мы видим, что творческие поиски, достижения и наследие Майре Пююкко и Аркадия Анищика оказали значительное влияние на белорусское стеклоделие. В силу небольшого объёма статьи не представляется возможным рассмотреть всех названных выше авторов, посвятивших время и энергию творческой работе в Белоруссии. Тем не менее, творчество каждого из них заслуживает самого пристального внимания. Изучение наследия и творческих методов художников, в разные годы работавших на стеклозаводе «Неман», становится важным этапом формирования последующих поколений белорусских художников стекла.

 


 

БИБЛИОГРАФИЯ:

1. Яницкая М. М. Художественное стекло советской Белоруссии / М.М. Яницкая. — Минск: Наука и техника, 1989. — 206 с.

2. Сурскi А. Беларускае мастацкае шкло: Альбом / А. Сурскi. — Минск, Беларусь, 1978. — 172 с.

 

Благодарим Елену Михайловну Златкович за разрешение на публикацию ее статьи, отдельная благодарность — Майре Пююкко и Аркадию Анищику за разрешение на публикацию фотографий.

16.05.2016, 1374 просмотра.