Т. В. Княжицкая "Другие витражи": Леонид Полищук и Светлана Щербинина

Правильная ссылка на статью:

Княжицкая Т. В. «Другие витражи»: Леонид Полищук и Светлана Щербинина. / «Художественное стекло и витраж», Вып. 8. М., 2014 С. 4-11. (http://www.vitroart.ru/articles/articles/Polishuk_sherbinina/).

Прежде чем публиковать этот текст или его фрагменты на другом интернет-ресурсе, ознакомьтесь с правилами цитирования текстов и перепубликаций.

 

 

Л.Полищук, фото 1980-хС. Щербинина, фото 1980-х.Современное витражное искусство России в целом имеет декоративный характер. Цветочные и абстрактные мотивы, выполненные в технике Тиффани, составляют подавляющее большинство работ художников-витражистов начала ХХI века. Это определяется, с одной стороны, задачами прикладного назначения, которые ставит наша эпоха перед художником. Создание комфортной, эстетически привлекательной среды для частного заказчика, будь то жилье или общественные сооружения, определяет размер камерных работ, предназначенных для любования и расслабленного созерцания. С другой стороны, у современного российского витража нет собственного определенного вектора развития, и потому это искусство сегодня имеет явно выраженный ретроспективный характер. Мы все еще осваиваем отечественное и зарубежное «буржуазное» наследие XIX — начала XX века, которое получило положительную оценку в нашей стране только после перестройки в 1990-е. Многие современные художники используют в качестве источника вдохновения художественные произведения эпохи эклектики и модерна: иногда просто копируют шедевры того времени, чаще — творчески осваивают. При этом рядом с нами существует искусство, которое способно дать мощный импульс для развития современного витража в качественно ином направлении. Это – витражи советской эпохи.

Достижения советского времени в области изготовления витражей огромны. За 40 лет были созданы сотни работ, в разы больше, чем за весь дореволюционный период. Известные художники, мастера-стеклоделы отдавали этому искусству свою жизнь, вопросы развития витражного искусства широко обсуждались в печати, ему посвящались выставки. Именно в это время появилось слово витражист, которого до того не было в русском языке. Искусство витража было востребовано, интересно, актуально. Сегодня на нем лежит клеймо идеологизированного, малоинтересного и даже не достойного внимания явления. Конечно, не каждый витраж эпохи СССР достоин остаться в веках. Многие работы были созданы как «халтура» для заработка: это сотни квадратных метров витражей, легковесных по содержанию и примитивных по исполнению. Но были в СССР и другие витражи, те, которые опередили свое время. Будучи не поняты, неприняты и часто уничтожены современниками, они и сегодня воспринимаются новаторскими, наполненными необыкновенно сильным воздействием и большим общечеловеческим содержанием. Такие витражи были созданы в конце 1960-1970-х Леонидом Полищуком и Светланой Щербининой.

Эти Мастера — сегодня хорошо известный творческий и семейный союз, оба – народные художники России, члены-корреспонденты Российской академии художеств. Многие созданные ими монументальные работы вошли учебники по истории советского искусства, другие — были уничтожены в советские годы из-за мощной и необычной образности, неожиданных пластических решений, не вписывавшихся в нормативы советского искусства того времени.

Витраж Л.Полищук и С. Щербининой, 1968

Как это часто бывало в 1960-е годы, художники не имели узкой специализации в области витражного искусства. Они были монументалистами широкого профиля и работали в разных техниках: с живописью, мозаикой, рельефами. Конец 1960-х и 1970-е годы в их жизни прошли под знаком витража. (…)

Витраж из БСЭПервая работа была создана ими в 1967-1968 году для Института автоматики и телемеханики в Москве (ныне институт проблем управления им. В.А. Трапезникова, ул. Профсоюзная, 65, арх. Д. Метаньев). Она была опубликована в Большой Советской Энциклопедии в качестве иллюстрации к статье «Витраж» (1). Именно по этому черно-белому изображению миллионы советских людей судили о том, что такое витраж. Прямоугольная картинка размером чуть больше спичечной коробки, с неопределенными узорами, вызывала вполне понятное недоумение. Так, дважды перевернутый верстальщиком книги, был представлен фрагмент большого сияющего витражного полотна площадью в 56 кв. м. На стеклянной стене крупными стеклянными кристаллами чистых цветов выложены беспредметные формы, наполненные яркими цветовыми пятнами, некоторые из которых ограничены черным контуром разной толщины. Изображение воспринимается как поток информации, закодированный в образах-символах, которые надо не столько рассматривать, сколько разгадывать или читать с помощью электронной вычислительной машины.

(…)

Сам Леонид Полищук считал витражи «сильнейшим „ударным материалом“. В своих воспоминаниях он пишет, что им сразу „не подошел „классический витраж“ с его повествовательным спокойствием, не подошел и декоративизм литовских литых витражей на бетонной связке, объясняя это тем, что «мудрая природа так не работает, нагромождая тонны бетона и стекла, чтобы выразить простенькую в общем что мысль“ (3). Литое стекло отвечало размаху монументального жанра, в котором работали мастера, но конструктивный принцип витража был выбран свой, основанный на четком конструктивном математически выверенном членении вертикалей и горизонталей, образующих основу и в свободном проявлении пластики, пересекающих эти основы.

 

 

 

Второй по хронологии объект, для которого Леонид Полищук и Светлана Щербинина создавали витражи – гостиница Интурист в Москве (Большая Тверская, д. 3). Здание было построено в 1970 году (арх. В. Воскресенский, А. Болтвинов), тогда же создана отделка.  (…)

Витраж „Ева“, Л. Полищук и С. Щербинина, 1970-еВитраж „Адам“ Л. Полищук и С. ЩербининойВитражи „Космос“ и „Земля в цвету“ имеют абстрактный характер, но с вкраплением символов, напоминающих солнце, луну, голубя, человекоподобную фигуру в светящемся ареоле. Авторы не обращаются к конкретным сюжетам, а создают метафорический образ, используя художественные средства цвета, света и специфики стеклянных сияющих кристаллов.

Композиция „Мужчина и Женщина“ была одной из самых скандальных работ того времени, и из-за этого почти не упоминался в периодической печати. (…) Эти гиганты, полные внутреннего покоя и внешней грации, едва помещаются на плоскости стены, втиснутой между полом и потолком. Кладка из крупных стеклянных камней следует изгибам форм. Мощные фигуры лежат на сверкающем фоне как символы неумирающей жизни. Эти фигуры вне времени, вне политики и идеологии. На витраже нет ни одного предмета, намекающего на создавшую их эпоху.

Конструктивную основу составляет та же геометрическая система рам. По собственным словам Леонида Полищука блок рамы как блок современного индустриального строительства. Это „общий знаменатель и для витража, и для архитектуры“ (4).

Существует легенда, о том, что витражи в „Интуристе“ видела Надя Ходасевич-Леже, спутница великого французского художника Фернана Леже. Она не только положительно о них отзывалась, она восхищалась, и приглашала советских мастеров во Францию. И действительно, глядя на эти мощные фигуры, сразу возникают ассоциации с творчеством Фернана Леже. Вряд ли здесь можно говорить о прямом влиянии или заимствовании формальных приемов. Скорее сказывается схожесть первоэлементов изобразительного языка, таких как выразительность образов, совершенство рисунка, пластики, цвета.

Третий объект, для которого Леонид Полищук и Светлана Щербинина создали следующую свою витражную работу – гостиница «Интурист» в городе Запорожье на Украине  (1971 г., арх. С. Тульчинский). Витраж «Мир» площадью 12 кв. м. – это аллегорическое изображение женщины с крыльями-руками, выполненное из бесцветного стекла, которое ярко выделяется на фоне сияющей кладки из небесно-голубых стеклянных кристаллов.

 

Витраж «Пегас» в Уфе, 1970-еВитраж в гостинице «Интурист» в Запорожье.Чаще других в советской периодике 1970-1980-х публиковалась работа художников, созданных ими для дворца культуры химиков в Уфе  (1970-1973, арх. Ф. Лифшиц, К. Курбатовский) — огромный стеклянный объект «Пегас». По существу это — пилон, облицованный стеклянными плитками разного цвета и подсвеченный искусственным светом. Вокруг него проходила лестница на второй этаж. Все стороны этого столба представляют собой витраж, на котором изображен крылатый кон-Пегас. Мифический конь олицетворяет собою мир, природу, творчество. Изображение выглядит объемным.  (…)

На витраже «Победа добра над злом» — фигура всадника в развевающемся алом плаще, показана в сложном ракурсе, она движется прямо на зрителя, этот прием был заимствован из искусства кинематографии.

В качестве материала для витражей дворца культуры химиков художники не используют околотое стекло, эффектно и непредсказуемо сверкающее на сколах, и делают выбор в пользу стеклянных плиток – кирпичей, с ровными гладкими гранями. Спокойная поверхность без ярких всполохов света концентрирует внимание на сюжете, акцентирует пластические приемы изображения.

В 1977-1978 году Леонид Полищук и Светлана Щербинина выполнили последнюю свою монументальную работу-витраж «Гидронавты». Она находится в институте океанологии в Москве по адресу Нахимовский проспект, д. 36 (1977-1978, арх. Ю. Платонов, Е. Вигдорчик). Площадь этой стеклянной стены 74 кв. м. Она выполнена из блоков литого стекла с ровной поверхностью, аккуратно напиленных одинаковыми «кирпичиками». Кладка стеклянных кирпичей не имеет строго геометрической последовательности, она следует за контурами фигур, формирует объем и глубину в порядке, определенном замыслом создателей, подобно тому, как биологические клетки формируют живой организм.

(…) Лицо в центре витража наделено явно читаемыми эмоциями, на них написано удивление и восхищение перед увиденными тайнами океана. Несмотря на намеренную деформацию человеческих тел, с неестественными изломами, сложное построение ракурсов, все фигуры обладают цельностью и внутренней мощью. Сочетания голубых, синих, зеленых цветов и их оттенков передают переливы морской воды, и прихотливую игру солнечного света в воде. Зритель видит эту стеклянную бездну в непосредственности близости от себя, как будто за стеклом иллюминатора подводной субмарины.

Все работы в области витражного искусства Леонида Полищука и Светланы Щербининой обладают общими особенностями, которые, впрочем, присущи не только витражам, но и всему творчеству художников, являются частью их авторского почерка. В пространстве витражей почти нет предметов. Каждое изображение — очищенная от случайности глубинная сущность, которая поднята до предельного обобщения всеобщего символа. Отказ от конкретики позволяет оторваться от привычных схем при передаче человеческого тела, в изображении которого часто присутствуют деформации, непривычные точки зрения, изломы, что приводит к экспрессивной выразительности и особой иррациональной пространственности. Это раздражающее зрителя несоответствие реальности усиливается преувеличенным масштабом изображений: героям тесно в отведенном им пространстве. Эта укрупненность изображения идет, возможно, от крупного плана в кино, и порождает особенное отношение к произведению, в котором мы ищем значительности, повышенной содержательности, символики.

Витраж «Гидронавты» в институте океанологии, МоскваВсе эти удивительные, необыкновенные, новаторские витражи находились за стенами научно-исследовательских институтов, гостиниц, домов культуры. Они практически не были известны широкой общественности, другим художникам. Единичные публикации в журналах не сделали их популярными. Другие работы этих авторов — монументальные мозаики и рельефы, размещенные на фасадах – были доступны для обозрения и провоцировали на заимствование необычных композиционных находок. Но сами стеклянные шедевры Леонида Полищука и Светланы Щербининой остались малоизвестными, и, не включенными в общий процесс развития искусства. Так линия развития витражного искусства в 1970-1980-е годы прошла мимо их достижений, оставив эти работы на недосягаемой высоте, и в вакууме незнания и не востребованности.

В 1990-е, вместе с распадом СССР завершилась большая эпоха советского витражного искусства. В продаже появилось разноцветное, фактурное, такое эффектное и затейливое стекло зарубежного производства. С опозданием на 100 лет в Россию пришла техника Тиффани и захватила всех без исключения художников-витражистов своей простотой и внешней эффектностью. И снова, как после революции, распалась связь времен. Современные мастера ищут образцы для вдохновения и подражаний в русском и зарубежном искусстве XIX-начала ХХ века, изредка обращаются к зарубежному опыту ХХ века, не зная об уникальном и выдающемся отечественном наследии советской эпохи.

Сегодня широко известны слова, которые «кочуют» из статьи в статью, о том, что «Витраж – это не цветные стекла. Витраж – не техника. Витраж – это состояние души“. Мало кому известно, что это крылатое выражение принадлежит Леониду Полищуку. И недаром их цитируют направо и налево. Она актуальны и сегодня, и во все времена. А значит, современное витражное искусство России отражает состояние души нашего поколения, которое по иронии судьбы не ведает, что создавали наши предшественники, и ищет опору в далеком и эфемерном прошлом, игнорируя опыт людей, которые все еще живут рядом с нами.

 



 

Ссылки в тексте:

1.   Большая Советская Энциклопедия. М., 1971, Т. 5.
2.   Воейкова И. Н. Монументалисты Советской России. Вып. 2. Л., 1982. С. 60-61.
3.   Леонид Полищук. Записки великого тайного художника. М., 2010. С. 42.
4.   Материал и его возможности. Диалог с художником (разговор Н. Давыдовой и Л. Полищук). /“Декоративное искусство СССР», 1981 г., №    4. С. 9-11
 

Фотографии для публикации любезно предоставлены Романом Капитоновым (Москва).

09.12.2014, 4186 просмотров.