Княжицкая Т.В. «Готические» окна «Кабинета Фауста» в Императорской Публичной библиотеке. / Национальная библиотека. № 1 (20) 2022. С. 49-56.

При любом цитировании данной статьи ссылка на автора и издание обязательны:

Княжицкая Т. В. «Готические» окна «Кабинета Фауста» в Императорской Публичной библиотеке. / Национальная библиотека. № 1 (20) 2022. С. 49-56.


В здании Российской национальной библиотеки (РНБ) в Санкт-Петербурге находятся два витража, которые до сих пор были обделены вниманием специалистов. Это два «готических» окна в помещении Отдела редкой книги, известном с начала ХХ в. как «Кабинет Фауста» (1). Они представляют большой интерес для исследователей русской культуры, так как относятся к раннему этапу витражного искусства в России, от которого сохранились единицы памятников.

***

Витражи XIX в. в Кабинете Фауста в Публичной библиотеке в С.-Петербурге. Фото 2022

Витраж в РНБ. Левое окно в «Кабинете Фауста». Фото С. В. Васильева, 2022 г.

Два высоких стрельчатых окна с цветными стеклами появились в здании Императорской Публичной библиотеки (ИПБ) в Санкт-Петербурге в 1857 г., когда небольшое помещение на 1-м этаже в корпусе Росси приспосабливалось для хранения первопечатных книг — инкунабул. Оформлением интерьера в духе средневековой монастырской кельи занимался архитектор И. И. Горностаев под руководством архитектора В. И. Собольщикова и при участии библиотекаря Р. И. Минцлова (2). Исследователи предполагают, что деятельное участие в устройстве «Залы инкунабулов» принимал князь В. Ф. Одоевский, служивший в тот период в качестве помощника директора Библиотеки М. А. Корфа (3). В документах и литературе не обнаружено ни одного упоминания о том, кто был автором проекта витражных окон, а поскольку считается, что все убранство «Залы инкунабул» было создано по проекту архитектора И. И. Горностаева (4), то ему же приписывается и проектирование витражей.

Работы по отделке помещения были закончены в конце 1857 г., а 22 января 1858 г. зал был торжественно открыт (5). Вот как описан этот интерьер в путеводителе по библиотеке 1872 г.: «Пестро расписанные крестообразные своды плафона опираются на массивный серединный столп, составленный из четырех соединенных в одно колонн. Две стрельчатыя оконицы с своими розетками и трилистниками из цветного стекла; громадные шкафы, … которых далеко выдающиеся карнизы поддерживаются витыми колонками, возвышаются до самаго свода; тяжелый стол и кресла, пюпитр для письма, какой можно видеть еще на старинных ксилографах, на нем часы с кукушкою для боя и арабский зеленый глобус с астролябиею, а сверху на невидимой нити спокойно парящий вампир, скамья для чтения книг, обложенных цепями: все, до неуклюжих растопыренных петель и запоров на боковых дверцах и до чернильницы, напоминает монастырскую библиотеку пятнадцатаго „типографскаго“ столетия…» (6).

Витраж в Кабинете Фауста в Публичной библиотеке в С.-Петербурге. Фото С. В. Васильева, 2022 г.

Створка витражного окна — вид со стороны пл. Островского. Фото автора, 2022 г.

Витражи названы здесь «стрельчатыя оконицы с своими розетками и трилистниками из цветного стекла». Привычное нам слово «витраж» появилось в русском языке только в начале ХХ в., а прижилось и вошло в оборот только в советское время. В XIX столетии витражи называли по-разному, в зависимости от способа изготовления: «живописные» или «расписные» стекла, «разноцветные окна», «транспарантные картины на стекле», «оконницы из цветного стекла».

В статье И. С. Зверевой (7), посвященной истории Отдела редких книг РНБ, описано создание этого необычного интерьера, а также упомянут архивный документ, который дает конкретную информацию об изготовлении окон 8. Из этого документа известны имена мастеров, выполнявших работы по созданию витражей (9).

Витраж в Кабинете Фауста в Публичной библиотеке в С.-Петербурге. Фото С. В. Васильева, 2022 г.

Бесцветные матовые стекла с резьбой. Фото С. В. Васильева, 2022 г.

Таким образом, краткая атрибуция двух «готических» окон в «Кабинете Фауста» выглядит так: к 1857 г., по проекту архитектора И. И. Горностаева, они были выполнены столяром В. Власовым, слесарем А. Степановым и стекольщиком Поповым. Создателями витражей были отнюдь не художники-профессионалы, а простые ремесленники.

***

Наиболее ранними изображениями «Готической залы» являются две литографии 1858 (10) и 1862 гг. (11). К сожалению, на этих гравюрах окна не видны, поэтому самым первым изображением витражей можно считать акварель 1880 г. О. А. Кочетовой «Зал инкунабул в Императорской Публичной библиотеке». Она размещена в Отделе редких книг РНБ.

На фотографии И. Ф. Барщевского конца XIX — начала ХХ в. интерьер представлен с той же точки обзора: левое окно с раскрытой створкой витражной ставни частично вошло в кадр (12). К сожалению, фотографий витражей крупным планом, которые, возможно, дали бы больше визуальной информации, не обнаружено. По имеющимся иконографическим материалам можно сделать вывод, что современный вид витражей в «Кабинете Фауста» РНБ полностью соответствует историческим источникам.

***

Чтобы понять, насколько необычно была решена задача по созданию «готических» окон русскими мастерами, необходимо обратиться к истории витражного искусства в России первой половины XIX в. Интерес к витражам возник в нашей стране в первой трети XIX столетия на волне увлечения романтизмом в литературе и псевдоготикой в архитектуре (13).

В 1820-е гг. в России практически «с чистого листа» было начато освоение витражного дела. Частные и казенные заводы предпринимали первые шаги в этом незнакомом деле, опираясь только на собственные технические мощности, опыт производства цветных стекол и росписи посуды. Европейская практика в этом деле могла бы существенно помочь, но в Европе в это время засекречивали приемы, составы красок и стекла, необходимые для создания витражей.

Попытки частных русских заводов делать витражи либо не были удачными технологически, либо не оправдывали себя экономически: все они не получили сколько-нибудь заметного развития и не оставили следа в истории витражного искусства в России. Так, «транспарантные картины» делал Милятинский завод графа М. Ф. Орлова в Калужской губернии, опыты с росписью бесцветного и цветного стекла предпринимались на заводе Н. А. Бахметева в Пензенской губернии, на предприятиях Мальцовых во Владимирской губернии, на фабрике П. М. Воробьева в Санкт-Петербургской губернии.

Единственным предприятием, достигшим успехов в области изготовления витражей, стал Императорский стеклянный завод (ИСЗ) (14). На протяжении 1830—1890 гг. на этом предприятии была создана большая группа произведений искусства, имеющих общие технологические и стилистические признаки, которые сформировали особое — официально-придворное — направление в русском витражном искусстве.

Сохранилось три витража (три стеклянных картины), созданных мастерами ИСЗ. Это «Ангел молитвы» (Павловский дворец-музей), «Святое Семейство» и «Мадонна Альба» (Государственный Эрмитаж). Все они являются копиями на стекле произведений либо художников-академистов ХIХ в., либо мастеров прошлых эпох. Это были безупречно исполненные картины на стекле, созданные обжиговыми красками.

Техника свинцово-паечного витража — распространенная в Европе с XII в. (15) — также была освоена на ИСЗ, но ни одного образца подобного рода не сохранилось (16).

В 1857 г., когда возникла потребность заказать витражи для ИПБ, в России не было других заводов или частных мастерских, специализировавшихся на подобных работах. Теоретически изготовление витражей для «Залы инкунабул» можно было поручить ИСЗ. Однако свидетельств того, обращались ли представители ИПБ на завод с целью заказать или хотя бы рассчитать стоимость изготовления двух витражных окон, обнаружено не было.

Исторической данностью является факт, что витражи выполнили простые мастера, не знакомые с традиционными — свинцово-паечной и живописной — техниками создания витражей: столяр, слесарь и стекольщик — резчик по стеклу.

***

Российские мастера воспроизвели внешний вид витражных окон, характерных для готики, фактически создали имитацию, используя традиционные для середины XIX в. материалы, инструменты и приемы, которыми располагали в рамках своих умений. Остается неизвестным, была ли предложена технология создания этих витражей автором проекта или мастеровые люди исходили исключительно из собственного опыта, приспосабливая его к решению поставленной перед ними задачи.

Витраж XIX в. в Кабинете Фауста в Публичной библиотеке в С.-Петербурге. Фото 2022

Фрагмент с квадратными деталями жестяного переплета в правом окне. Фото С. В. Васильева, 2022 г.

Витражи в «Кабинете Фауста» представляют собой металлические ставни, установленные третьим слоем остекления со стороны интерьера. Их назначением было усилить атмосферу средневековой монашеской кельи, воспроизведенной здесь по замыслу создателей, а также снизить силу светового потока от окон, чтобы не навредить ценным инкунабулам.

Благодаря сохранившимся счетам на создание окон, мы знаем не только о том, что именно сделал каждый из мастеров, но и сколько стоил каждый вид работ. Столяр Василий Власов склеил «в стрелку» оконные коробки, сделал готические переплеты и фрамуги. Эти работы обошлись в 360 руб. серебром (17). Слесарный мастер Степанов сделал к «готическим рамам» четыре пары железных петель с винтами, четыре железные шлифованные щеколды с ключами, длинные и квадратные жестяные переплеты. Эти работы стоили 68,80 руб. серебром (18). «Рещик на стекле» Попов получил за «цветные стекла, вырезку украшений на оных и вставку в окна» 250 руб. серебром (19).

Таким образом легко подсчитать общую стоимость создания двух витражей — 678 руб. 80 коп. серебром, т. е. 339 руб. 40 коп. за одно окно. Для сравнения — расписной витраж-тондо диаметром 94 см. «Святое Семейство» (20), созданный в 1861 г. на ИСЗ, стоил 1517 руб. 50 коп.21, что почти в 5 раз дороже, чем стоимость одного «готического» окна в ИПБ.

Надо принять во внимание, что они не соответствовали европейской традиции: в них не было ни тонкой росписи по стеклу обжиговыми красками, ни свинцового профиля, соединяющего стекла между собой. Была создана имитация внешнего вида средневекового витражного окна и создана весьма эффектно.

Два витража имеют одинаковое устройство, одинаковый рисунок расстекловки и состав стекол. Каждый состоит из двух подвижных створок и фигурной фрамуги.

Закладная рама в стене и оконная рама сделаны из дерева, а расстекловка переплетов — из жести. В рисунке переплета фрамуги акцентом является миниатюрная «роза», в створках со стрельчатым верхом узнаются «готические» крестоцветы. Деревянная рама каждой створки поделена по вертикали толстым бруском. К этому бруску и боковым стойкам рамы с внутренней стороны гвоздиками прибиты жестяные переплеты, о которых шла речь в смете. Расстекловка оконных переплетов ромбовидная, по середине высоты проходит горизонтальный орнаментальный пояс из квадратов ( «квадратные жестяные переплеты», упомянутые в смете). Стекла укреплены с наружной стороны переплета замазкой темно-коричневого цвета.

Стекла в створках бесцветные с матовой поверхностью, тонкие, толщиной 1,5—2 мм, что говорит в пользу их подлинности. По периметру каждого ромба в технике резьбы по стеклу нанесена клиновидная линия, в центре каждого элемента вырезан четырехлистник, полученный соединением четырех овальных «ямок».

Во фрамужной части, в верхней части створок и в горизонтальном поясе использованы цветные стекла синего, красного и желтого цветов. Предположительно, все они изначально были двухслойными: это так называемые стекла «с нацветом» или «накладные стекла» на основе бесцветного (бесцветный слой проступал под цветным, когда его снимали гравировальным инструментом). Резьба или гравировка по стеклу с нацветом была распространенным способом декорирования стеклянной посуды в то время.

Без детального осмотра каждого стекла невозможно определить, какие именно из них оригинальные, но несомненно, что они есть. Скорее всего, подлинными являются синие стекла в орнаменте посередине створок: на них отчетливо видны бороздки — следы соприкосновения инструмента со стеклом, мельчайшие сколы на границе рисунка, поверхность имеет контррельеф, заметны линии разметки узора. Большинство бесцветных ромбовидных стекол также выглядят старинными. Красные стекла, вероятно, являются поздней заменой. Цветные стекла в верхней части окон находятся на большой высоте, и атрибутировать их на основе визуального осмотра с большого расстояния не представляется возможным.

Разноцветные окна в «Кабинете Фауста», строго говоря, являются не витражами, а декоративным остеклением. Термин «витраж» обычно используется для произведений, выполненных из фрагментов цветного или бесцветного стекла с применением свинцового или латунного профиля. Вместо такого профиля, неизвестного или недоступного русским мастерам, воплощавшим замысел архитектора в материале, был сделан жестяной переплет, укрепленный в деревянной раме. Вместо росписи, которой традиционно украшали витражи, стекла были декорированы резьбой и гравировкой, характерной для посудного декора. Впоследствии, в конце XIX в., трудоемкая резьба будет вытеснена техникой кислотного травления и пескоструйной обработкой. Но в середине XIX в. выбор техник декорирования плоского стекла был невелик — роспись или резьба (гравировка).

Таким образом, окна в «Кабинете Фауста» являются декоративным остеклением, которое имитирует внешний вид средневековых витражей средствами и материалами, привычными и доступными русским мастерам.

***

Стекло с гравировкой из окна дачи Громова в С.-Петербурге, ул. ак.Павлова, 13. Фото 2020

Окно в здании оранжереи у дачи В. Ф. Громова с декоративными стеклами. 1850-е гг. Фото С. В. Васильева, 2013 г.

Начиная с 1820-х гг. известно много примеров использования цветного декоративного остекления в окнах интерьеров, стилизованных в духе псевдоготики в городских особняках и в усадебном зодчестве. В период повышенного спроса на витражи и отсутствия предложения такой продукции со стороны стекольных заводов цветное остекление стало простой и дешевой заменой витражам, выполненным в классической свинцово-паечной технике.

Именно такие разноцветные окна-розы изначально, в 1830-е гг., украшали придворную церковь Св. Александра Невского в петергофской Александрии (22). В интерьерах императорских дворцов, дворянских особняков и усадебных домов цветные стекла, вставленные в рамы вместо обычного бесцветного, встречались на протяжении всего XIX столетия, в городах использовались в переплетах лестничных окон в доходных домах вплоть до 1917 г. Память об этой странице в декоративном искусстве России осталась в «разноцветных стеклышках» на верандах дачных домов и в середине ХХ в. И два «готических» окна в РНБ продолжают эту линию в декоративном искусстве России.

Однако в подавляющем большинстве известных нам случаев цветное стекло вставляли в оконные переплеты «как есть», т. е. без дополнительной обработки. И только в двух петербургских памятниках — в здании оранжереи у дачи В. Ф. Громова (ул. Академика Павлова, д. 13, архитектор Г. И. Винтергальтер, 1850-е гг.) и в «Зале инкунабул» ИПБ — поверхность оконных стекол обогащена гравировкой и гранением, что придает им дополнительные декоративные качества.

Стекло с гравировкой из окна дачи Громова в С.-Петербурге, ул. ак.Павлова, 13. Фото 2020

Двухслойное стекло с нацветом с гравированным рисунком из окна оранжереи у дачи В. Ф. Громова. 1850-е гг. Фото С. В. Васильева, 2020 г.

В окнах оранжереи у дачи В. Ф. Громова при помощи резьбы и гравировки нанесены узоры и линии на бесцветных и цветных двухслойных стеклах. Учитывая, что эти окна и витражи в «Кабинете Фауста» датируются 1850-ми гг., можно сделать предположение о том, что резьба и гравировка по двухслойному и бесцветному стеклу входила в арсенал характерных для этого времени средств декорирования оконного стекла. В настоящее время неизвестны другие подобные образцы того же периода, что позволило бы более убедительно подтвердить эту гипотезу.

Стекло с гравировкой из окна дачи Громова в С.-Петербурге, ул. ак.Павлова, 13. Фото 2020

Двухслойное стекло с нацветом с гравированным рисунком из окна оранжереи у дачи В. Ф. Громова. 1850-е гг. Фото С. В. Васильева, 2020 г.

Для петербургской архитектуры стекла с нацветом и гравировкой в окнах здания оранжереи у дачи В. Ф. Громова и «Кабинета Фауста» являются уникальными. Кроме того, в отличие от окон в здании оранжереи, которые выполнены целиком из дерева, в «Зале инкунабул» Публичной библиотеки оконные переплеты сделаны из жести, видимо, из стремления уменьшить толщину горбыльков в переплете, чтобы они более напоминали свинцовые швы, как в «настоящих» средневековых витражах.

***

Среди части сотрудников Библиотеки бытует мнение, что витражи из «Кабинета Фауста» пострадали во время Великой Отечественной войны. Отсюда происходит предположение об их воссоздании после войны. Произведенный натурный осмотр не подтверждает эту версию. Вероятно, витражные ставни были демонтированы из проемов и находились в безопасном месте, благодаря чему рамы и значительная часть подлинных стекол сохранились до наших дней.

В пользу подлинности этих витражей говорят следующие признаки: точное соответствие конструкции рам с жестяными переплетами описанию в архивном документе, большое число матовых бесцветных стекол-ромбов с толщиной 1,5—2 мм (измерение произведено на стекле с выбоиной в левом окне). Стекла более позднего, а тем более советского времени, обычно имеют толщину 3 мм. В тех местах, где утрачена замазка, у некоторых бесцветных стекол заметен неровный край. Это характерно для стекол середины XIX столетия, нарезка которых могла производиться без стеклореза методом создания трещины и откалывания края до получения нужной геометрии пластины. Стекла, нарезанные стеклорезом, как правило, имеют ровную, почти идеальную линию реза. На синих квадратных стеклах с нацветом узор выгравирован вручную, следы инструмента отчетливо видны при сильном масштабировании фотографии.

Таким образом, «готические» окна в помещении Отдела редкой книги РНБ, известном как «Кабинет Фауста», представляют собой редкие ранние образцы отечественного витражного искусства, созданные вне фабричного производства. Эти работы, имитирующие готические витражи, появились в русской бытовой культуре в тот момент, когда спрос на разноцветные окна не удовлетворялся предложением и возникали своего рода «подделки» — попытки сымитировать традиционные свинцово­-паечные витражи с помощью имевшихся в России материалов и технологий в области столярного, слесарного и стекольного дела. Сегодня они воспринимаются нами как удачные стилизации XIX столетия в духе средневекового искусства.

  1. Горфункель А. Х. «Кабинет Фауста»: (к 150-летию Отдела редкой книги Российской национальной библиотеки) // Книжная старина: сб. науч. тр. СПб., 2008. Вып. 1. С. 8
  2. Там же. С. 9; Щербак Н. Л. И. И. Горностаев — архитектор, историк искусств, педагог: к 200-летию со дня рождения // Вестник СПбГИК. 2021. № 2 (47). С. 183.
  3. Горфункель А. Х. Указ. соч. С. 8—10.
  4. Зверева И. С. За дверью «Кабинета Фауста» (история Отдела редкой книги Российской национальной библиотеки) // Книжная старина: сб. науч. тр. СПб., 2015. Вып. 3. С. 15.
  5. Там же. С. 16.
  6. Прогулка по С.-Петербургской Императорской Публичной библиотеке старшего библиотекаря д-ра Минцлофа. СПб., 1872. С. 59.
  7. Зверева И. С. Указ. соч. С. 5—104.
  8. ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 2а. 1858 г. Ед. хр. 146. Л. 194.
  9. Зверева И. С. Указ. соч. С. 15—16.
  10. Кабинет Фауста. URL: https://nlr.ru/history_nlr/RA3130/kabinet-fausta#gallery-1 (дата обращения: 23.06.2022).
  11. Зверева И. С. Указ. соч. С. 6.
  12. Кабинет Фауста. URL: https://nlr.ru/history_nlr/RA3130/kabinet-fausta#gallery-5 (дата обращения: 23.06.2022).
  13. Княжицкая Т. В. Витражи Санкт-Петербурга. СПб., 2006. С. 31.
  14. Ее же. Витражи Императорского Стеклянного завода в XIX веке // Стекло Восточной Европы с древности до начала ХХ века: сб. ст. / сост. Е. К. Столярова. СПб., 2015. С. 314—320.
  15. Манускрипт Теофила «Записка о разных искусствах» // Сообщения Центральной научно-исследовательской лаборатории по консервированию и реставрации музейных художественных ценностей (ВЦНИЛКР). М., 1963. Вып. 7. С. 101—117.
  16. Басс Н. И., Княжицкая Т. В. Художник Александр Федорович Перниц (1809—1881): материалы биогр. // 79-я Всероссийская научно-техническая конференция «Традиции и инновации в строительстве и архитектуре»: сб. докл. Самара, 2022. С. 581–595.
  17. ОАД РНБ. Ф. 1. Оп. 2а. 1858 г. Ед. хр. 146. Л. 194.
  18. Там же. Л. 174.
  19. Там же. Л. 93.
  20. Собрание ГЭ, Инв. № МЗХ 183.
  21. РГИА. Ф. 468. Оп. 12. Д. 812. 1861—1869. Л. 32 об.
  22. Гау Э. П. «Интерьер церкви Св. Александра Невского в петергофской Александрии». 1830-е. Акварель, бумага. ГМЗ «Петергоф».

При любом цитировании данной статьи ссылка на автора и издание обязательны:

Княжицкая Т. В. «Готические» окна «Кабинета Фауста» в Императорской Публичной библиотеке. / Национальная библиотека. № 1 (20) 2022. С. 49-56.

 

09.01.2023, 112 просмотров.