Долорес Хоффманн. «Мне некогда умирать. Мне надо делать витражи»

Долорес Хоффманн в мастерской Domini Canes в Таллинне. Фото Т. В. Княжицкой 2013

Долорес Хоффманн – первый эстонский художник-витражист. Первый, потому что в 1970-е годы впервые в стране начала создавать витражные окна и даже стены. До этого витражей в Эстонии было мало, и все – из других стран.

Долорес родилась в 1937. В этом году ей исполнилось 84 года. За ее плечами более 30 лет преподавания в Эстонском Государственном Художественном Институте (сейчас Эст. Художественная Академия). В 1992 году вместе с мужем Борисом она основала мастерскую «Domini Kanes» в Старом городе. Все, кто бывали в Таллинне, проходили мимо или даже заходили внутрь этого манящего светом пространства. Большое окно-витрина сплошь завешано маленькими витражиками. Крупные работы находятся в церквях и общественных сооружениях не только в Эстонии, но и в России, Японии, Финляндии.

Ее работы вызывают восхищение, размышления трогают глубиной и свежестью.

В 1993. г ее витраж «Над облаками» получил Grand Prix на международной выставке мастеров искусств в Лионе (Франция). Тогда его назвали «Взгляд на мир с высоты Господа».

 * * *

К витражному искусства Долорес пришла вскоре после окончания ВУЗа. Первой ее работой в монументальной форме была фреска. Этот заказ художница выполнила еще во время учебы. Тогда сформировался интерес к работе в архитектуре, с искусством, связанным с зодчеством, это фреска, мозаика, витраж. Тогда, в 1960-е, в СССР на пике моды был литой витраж, рельефный, из толстого стекла. Первое, что вспоминает Долорес – это огромные головы Ленина, выполненные в стекле, как в скульптуре. И первый ее собственный витраж тоже был из литого стекла. Потом пришел интерес к свинцово-паечной технике – той, в которой витраж родился изначально.

В Советском Союзе об этих витражах не было никакой литературы. Долорес искала и изучала зарубежные книги: из Германии, Чехии, из Франции. Что-то покупала, что-то     привозили друзья. Потом были стажировки в Мухинском училище в Ленинграде, позже – во Франции.

Чтение книг, собственный опыт и рассуждения об этом искусстве привели Долорес к желанию самостоятельно пройти по пути эволюции витража от его истоков. Прожить и прочувстовать этапы его развития на собственном опыте, своими руками.

Д. Хоффманн. Витражи в зале Министерства охраны природы в Таллинне 1970-е. Из книги «Декоративное стекло в советской архитектуре»

Витражи Д. Хоффманн в Министерстве охраны природы Эстонии. 1970-е. Из книги: Л. В. Казакова. Декоративное стекло в Советской архитектуре. М., 1989.

Первой работой в свинцово-паечном технике стали окна для Министерства охраны природы Эстонии. Четыре узких окна опоясывают зал заседаний длинными лентами: от пола – через потолок – и до пола у противоположной стены. Делать сюжетные композиции в эти узкие световые щели было невозможно. Тогда Долорес обратилась к орнаментальной теме, с основательностью научного поиска, который свойственен ее начинаниям. Орнамент стал для нее не просто узором на поверхности стекла, а, как и для древних народов – письменами, в которых записана связь народа с космосом, природой и людьми.

Д. Хоффманн. Витражи в телебашне Таллинна. Фото 2013 Т.В.Княжицкой

Витражи в телебашне Таллинна. Автор Д. Хоффманн, 1979-1981 гг. Фото 2013 Т.В.Княжицкой

Наверное, самой известной работой Долорес в советском пространстве стала витражная стена, созданная для Таллинской телебашни. Сама телебашня была построена к Олимпиаде-80. Долорес придумала тему: «Телевидение – окно в мир». Так она смогла уйти от привычной иконографии с изображением вождей и красных знамен и, более того, зашифровать в изображении историю своей семьи. История эта трагическая. Долорес – дочь эстонки и немца. Ее папа был моряком, а мама – переводчицей. Несмотря на то, что отец был антифашистом, он попал в мясорубку советской действительности и был репрессирован. Мама тоже пострадала, но выжила, и, пережив блокаду в Ленинграде, увезла маленькую Долорес в Таллинн.

Фрагмент витража в телебашне г. Таллинна. Автор — Долорес Хоффманн. Фото Т. В.Княжицкой, 2013

Одна из 9 витражных панелей в телебашне Таллинна. Автор Д. Хоффманн, 1979-1981 гг. Фото 2013 Т.В.Княжицкой

На одном из сюжетом витража телебашни изображены женщины и девочка, которые держат в руках маленькие фотографии – среди них запечатлен и погибший отец Долорес. Сочетание документалистики с монументальными задачами сделало эту работу совершенно новым словом в искусстве витража своего времени. Многоплановость изображений, их ограниченная в каждой отдельной панели цветовая гамма с «живописными» нюансами в расцветке стекол, монохромное реалистичное изображение, придает всей работе символическое звучание, такое же многоплановое, как и сам феномен телевидения.

Длина этой работы – 22 метра по дуге круглого в плане помещения. 9 квадратов разного цвета – 9 условных «экранов», на каждом из которых разворачиваются сюжеты, имеющие большое общественное звучание. Лица, группы людей, ландшафты – показаны в соответствии с приемами документальной фото- и видеосъемки. Фрагменты даны, как кадры из хроники: вот – крупным планом лицо, а там – массовые сцены, – все с разным звучанием, с разными эмоциями.

Трудно поверить, что такое неоднозначное по своим смыслам полотно могло появится в эпоху СССР. Уже позже, когда Эстония стала самостоятельным государством, это произведение искусства хотели уничтожить, уже как символ советской культуры. И художнице пришлось встать на защиту своего детища, собрать пресс-конференцию, где она подробно рассказала о каждом сюжете на этих окнах. Витраж сохранили, только перенесли в другое место. Эту поразительную работу можно увидеть и сегодня, на 1-м этаже здания телебашни.

Витраж в церкви в Кихельконне, Эстония. Фото 2013 Т.Княжицкой

Витраж в церкви в Кихельконне, Эстония. Фото Т.Княжицкой, 2013

В советское время Долорес сделала первые витражи для церквей. Прибалтика в составе СССР всегда была особенной территорией, своего рода государством в государстве. Религиозная жизнь здесь не прервалась так однозначно, как на территории России. Продолжались службы, церкви заказывали витражи.

Одни из первых храмовых витражей, созданные в 1980-е-1990-е, находятся в церквях на о. Сааремаа: в церкви в Вальяле и Кихельконне.

Витражи в церкви в Кихельконне, Эстония. Автор Д. Хоффманн, Б.Мореев, 1980-1990-е. Фото Т. В.Княжицкой, 2013

Витраж Архангел Михаил и архангел Гавриил в церкви в Кихельконне, Сааремаа, Эстония. Автор Долорес Хоффманн. Фото Татьяны Княжицкой, 2013

Витраж «Архангел Михаил», церковь в Кихельконне, Эстония. Авторы Д. Хоффманн, Б. Мореев 1980-1990-е. Фото Т.Княжицкой, 2013

Фрагмент витража «Архангел Михаил», церковь в Кихельконне, Эстония. Авторы Д. Хоффманн, Б. Мореев 1980-1990-е. Фото Т.Княжицкой, 2013

В церкви св. Михаила в Кихельконне, построенной на западе острова в XIII в., два витража у входа были созданы в 1986 г. в соавторстве с Борисом Мореевым. На витраже справа – архангел Михаил, попирающий поверженного люцифера, слева – архангел Гавриил со сферой в руках. Особым образом втиснуты в оконную раму крылья архангелов – один из характерных приемов Д. Хоффманн. Глазастые крылья как хоругви или щиты – сильнодействующая запоминающаяся деталь. У поверженного бессильного змеиного тела — остро-изломанные крылья с ножами перьев. У ног архангела Гавриила изображены храмы: отчетливо узнаваемы сама церковь в Кихельконне, собор Св. Петра в Риме, православная церковь Николы на Липне в Новгороде.

Витраж «Архангел Гавриил», церковь в Кихельконне, Эстония. Авторы Д. Хоффманн, Б. Мореев 1980-1990-е. Фото Т.Княжицкой, 2013

Фрагмент витража «Архангел Гавриил», церковь в Кихельконне, Эстония. Авторы Д. Хоффманн, Б. Мореев 1980-1990-е. Фото Т.Княжицкой, 2013

Части изображений сложены из одинаковых по цвету, но разных по тону стекол с росписью – еще одна отличительная черта почерка художницы. Эта особенность стала региональным признаком эстонских витражей второй половины ХХ – начала ХХI века. Эти «четверти» и «восьмушки» цветового тона в одной колористической гамме придают ее работам неуловимую подвижность, усиливая ту жизненность и неоднозначность, которая происходит от трепета естественного света и тени снаружи, за окном.

Образцы орнаментов на витражах в церкви в Кихельконне, Эстония. Авторы Д. Хоффманн, Б. Мореев, 1980-1990-е. Фото Т. В.Княжицкой, 2013

Образцы орнаментов на витражах в церкви в Кихельконне, Эстония. Авторы Д. Хоффманн, Б. Мореев, 1980-1990-е. Фото Т. В.Княжицкой, 2013

В церковном зале церкви в Кихельконне стены прорезаны узкими вытянутыми окошками. Долорес сделала для них витражи – длинные ленты с орнаментами-плетенками. В их рисунках нет ни фотографического реализма, ни условной геометрии узоров прошлого. Они созданы из повторяющихся форм природных объектов, связанных в длинные гирлянды: листья дуба, клена, ольхи, крылья бабочек. Каждое окно-бойница имеет свой цвет, ведь в аскетичном белом интерьере не было нужды объединять их общим цветовым решением. Бабочки покоряют разнообразием исполнения при одинаковом рисунке: из стекол разных оттенков розового, в каждом раппорте с иной фактурой поверхности, местами с полустёршимся контуром и отчетливой жирной полоской свинцовой протяжки, что придает им неуловимый пространственный разворот. В этих рисунках воплощена сама идея природного разнообразия: особенность каждого листка, каждого насекомого, каждого творения Божьего при существовании общей для каждого вида типовой формы: они все разные в своей одинаковости.

Интерьер церкви в Вальяле, Эстония. Фото 2013 Т. Княжицкой

Церковь в Вальяле. Фото Т. Княжицкой 2013

В самой старой каменной церкви в Эстонии — в Вальяле на острове Сааремаа — находится целый ансамбль витражей: геометрические, фигурные, в алтаре два окна с ангелами, вызывающими романские аллюзии. Все витражи яркие, насыщенные цветом, их звучание в аскетическом интерьере мощное и чистое, как у звуков органа.

Витражи Долорес Хоффманн в церкви в Вальяле. Эстония. Фото Т. В.Княжицкой 2013

Витражи Долорес Хоффманн в церкви в Вальяле. Эстония. Фото Т. В.Княжицкой 2013

Есть у Долорес творческое кредо, которому она следует много лет. В любом заказе она считает себя как художника по значимости последним – третьим номером. Первое место занимает архитектура, ее назначение и конкретная пространственная ситуация, в которую вписывается витраж. Второй по важности при создании витража – это заказчик. В средние века заказчика считали соавтором. Если человеку понадобилось искусство – это уже чудо, и его идеи важнее мнения художника, который идет только третьим номером. «Когда я получаю заказ, я должна им забеременеть, — говорит Долорес. Семечко появляется внутри, и оно зреет. Только поняв первое – архитектуру, и второе – заказчика, я имею право выступить с моими умениями рисовать и с понятиями, что здесь будет хорошо или плохо».

Как вид искусства, по мнению художницы, витраж стоит между живописью и музыкой. Легче всего в витраже делать абстракцию – абстрактные ритмы и колебания ближе всего к музыке, и именно музыканты «расшифровывают» витражи лучше всего. Световые вибрации, внутренняя ритмика в витражном искусстве — это не о том, как нарисовано личико или руку, это об особенном языке, на котором витраж разговаривает. 

В советское время Долорес с мужем Борисом работали на художественном производственном объединении «Арс». После распада СССР государственные заказы прекратились, надо было искать, как заработать. Тогда из стеклянных обрезков они придумали делать небольшие витражики. Долорес шутит: «Бедный человек ничего не выкидывает». Но продавать их тоже было негде. В это же время деятель культуры и музыкант Тойво Нийтвяги выступил с инициативой сделать в Таллинне улицу мастеров, наподобие пражской Златой улички. Долорес и Борис приняли в этом участие. Так у них появилась собственная галерея-мастерская открытого типа «Domini Canes». С тех пор прошло почти 30 лет.

Витражная мастерская «Domini Canes» на улице мастеров в Таллинне. Фото Т. В. Княжицкой 2021

Витражная мастерская «Domini Canes» на улице мастеров в Таллинне. Фото Т. В. Княжицкой 2021

В день нашей встречи Долорес пришла в мастерскую расписывать лик Богоматери на небольшой стеклянной работе. До этого был заказ на витраж с рябиной, и она жила этой темой, изучала строение дерева, делала фотографии… История с рябиной закончилась, теперь витраж «про море» для заказчиков из Риги. Эти сюжеты все время крутятся, все время разные, и жизнь продолжается.

Мастерская «Domini Kanes» — одна из двух в Таллинне, сертифицированная для реставраций старинных витражей. Так, Долорес с командой реставрировали фигуративные окна начала ХХ века в православном соборе Св. Александра Невского в Верхнем городе.

В России работы художницы тоже есть: в Петербурге в гостинице «Ленинград», в частных апартаментах; в Москве в административном здании компании «Лукойл», в Туле в здании храма.

Счет созданным работам Долорес не ведет, учитывает только церковные заказы: 31 церковь в Эстонии и 8 за границей. Над очередным витражом для храма работа идет и сейчас.

Сейчас, в эпоху пандемии, когда иссяк туристический поток, заказчиков мало. Но мастерская живет, ее двери открыты ежедневно.

«Мне некогда умирать. Мне надо делать витражи», — сказала Долорес на прощанье.

Долорес Хоффманн в мастерской «Domini Canes» в Таллинне. Фото Т. Княжицкой 2021

Долорес Хоффманн в мастерской «Domini Canes» в Таллинне. Фото Т. Княжицкой 2021

Текст Татьяны Княжицкой по интервью с Долорес Хоффманн.

Ноябрь 2021. Таллинн

Сайт мастерской «Domini Canes» 

 

02.01.2021, 967 просмотров.