Т. В. Княжицкая. Владимир Дмитриевич Сверчков

портрет Владимира СверчковаВ XIX столетии история витражного искусства в России вершилась в основном силами иностранных мастеров и мастерских. Совершенно особое место среди них занимает русский художник Владимир Дмитриевич Сверчков и его ателье для живописи на стекле в Шляйсхайме близ Мюнхена. Русский по национальности, финляндец по месту рождения, он большую часть своей жизни провел за пределами России. Однако всю свою жизнь он сохранял теплые чувства к нашей стране, которую также считал своей родиной. Все витражи Сверчкова, находившиеся и частично сохранившиеся в России, созданы в Германии. Несмотря на это, они внесли большой вклад в историю витражного искусства в нашей стране.
В настоящее время достоверно известно более тридцати витражей, выполненных в мастерской Сверчкова в Шляйсхайме, большинство из них не сохранились. С течением времени известное наследие Сверчкова пополняется новыми произведениями, которые до сих пор хранились в безвестности в музейных фондах. Так в 1998 году общественности были представлены фрагменты витражей с изображением аллегорий искусств из научно-исследовательского музея Академии Художеств. Возможно это не последняя «находка», имеющая отношение к творчеству этого малоизвестного сегодня художника.


Родился Владимир Дмитриевич Сверчков в городе Ловийса на юге Финляндии в 1820 или 1822 г. Относительно даты его рождения у российских исследователей нет единого мнения, финляндские историки придерживаются даты 1821 г. Отец будущего художника — русский генерал-майор Дмитрий Сверчков служил в гарнизоне этого города и готовил сына к военной карьере. Однако Владимир был склонен к изучению искусств. Все же, проучившись четыре года в корпусе Горных инженеров, в 1838 он был вынужден поступить на военную службу. Одновременно он брал уроки рисования. В 1843 году подпоручик Владимир Сверчков вышел в отставку и стал посещать Императорскую Академию Художеств в С.-Петербурге вольноприходящим учеником. За годы учебы он несколько раз ездил за границу, прошел традиционный для каждого художника того времени путь: посещал занятия в Академии, писал картины на заданные темы, последовательно получал серебряные и золотые медали в признание своего мастерства. В 1855 году ему было присвоено звание художника с правом заграничного пенсионерства. Стипендия на шесть лет позволила ему совершенствовать свое мастерство в Мюнхене и в Париже.


Витражи в «музее» Аничкова дворца, не сохранились.Именно в этот период художник заинтересовался живописью на стекле. В 1867 году, основательно изучив ее приемы и «внеся … некоторые технические улучшения собственного изобретения», он организовал собственную мастерскую под Мюнхеном, которая работала до 1873 года.
В небольшом городке Шляйсхайм Сверчков возвел постройки — жилой дом для себя и своей семьи и витражную мастерскую. Здесь же были построены стеклоплавильные печи. Обустройство требовало значительных капиталовложений. Известно, что Сверчков к этому времени был невероятно богат. Источник происхождения его финансового состояния, которого не было в годы обучения в Академии Художеств, остается не ясным. Русский художник руководил работой мастерской, иногда сам создавал эскизы и картоны будущих витражей, часто приглашал к сотрудничеству русских, немецких и австрийских художников.
Мюнхен в первой половине XIX века был признанной столицей мирового витражного искусства. Здесь в тот период находилось самое крупное и прославленное предприятие Европы, изготавливавшее картины на стекле — Der Königlich Baurischen Hofglasmalerei ( «Заведение живописи на стекле» при Королевской фарфоровой мануфактуре). Именно это ателье выполнило в 1841-1844 гг. заказ на алтарный образ в Исаакиевском соборе в С.-Петербурге. Кроме этого знаменитого предприятия, в Мюнхене находилось и другие витражные мастерские, которые создавали условия крайне жесткой конкуренции новому ателье, да еще организованному иностранцем, не имевшего опыта в области художественного стеклоделия. Однако мастерская Сверчкова быстро завоевала позиции перспективного предприятия, уже на следующий год после основания выпустившего качественную витражную продукцию. Очевидно, что без профессиональной поддержки и дружественных связей в среде мюнхенских художников Сверчков не смог бы всего за один год на пустом месте создать столь успешное предприятие. Необходимо также учитывать, то в Европе всю первую половину XIX века сохранялось засекречивание технологии изготовления «стеклянных картин», как тогда называли витражи, рецептов стеклянных красок и других профессиональных приемов. У художника-новичка в витражном производстве практически не было шансов в одиночку или в условиях небольшой мастерской освоить все азы витражного дела.
Мастерская В. Д. Сверчкова в Шляйсхайме под Мюнхеном, гравюра.

О помещении мастерской Сверчкова дает представление гравюра, опубликованная во «Всемирной иллюстрации» за 1874 год. Справа у окна сидит ученица, занятая расчерчиванием стекла по рисунку, слева стоит стол, у которого склонились два человека: мастер и художник. В склоненной фигуре угадываются черты самого Сверчкова. На стене за столом висит рисунок геральдического витража. В дальнем от зрителя окне мастерской тоже находится витраж. На полке справа стоят небольшие скульптуры лошадей, бюсты, видимо, предназначенные для украшения интерьеров. Известно, что мастерская Сверчкова в Шляйсхайме кроме витражей занималась изготовлением предметов обстановки интерьеров. Видимо, дело было поставлено на широкую ногу, т.к. его предприятие часто называли «художественной фабрикой», поставлявшей готовое внутреннее убранство от пола вплоть до потолка.
Вероятно, первый раз в С.-Петербурге Сверчков показал работы своей стекольной мастерской на академической выставке 1868 года. Они привез три витража: «Христос во Славе», «Большой императорский герб» и «Гербовое окно», — все они были куплены императором Александром II. За короткое время слава ателье Сверчкова распространилась столь широко, что ее работы заказывали из Берлина и Лондона, Турку и, конечно, из России. Мода на «картины из стекла», возникшая в России еще в 1820-х годах в связи со строительством псевдоготических зданий, просуществовала весь XIX век и привела к настоящему расцвету искусства витража в начале ХХ века. Однако вплоть до 1890-х гг. в нашей стране не было частных мастерских, способных быстро и относительно недорого делать витражи. На волне спроса продукция мастерской Сверчкова была более чем востребована. И, вероятно, сам художник во многом рассчитывал на российский рынок сбыта. Так, в 1871 году в Санкт-Петербургском Обществе Архитекторов, он выставил коллекцию рисунков и фотографий с живописи на стекле. Там же можно было узнать примерные расценки на эти изделия, а в журнале «Зодчий» в 1872 году несколько раз появлялись его рекламные объявления. Работы мастерской постоянно экспонировались на российских и всемирных выставках: международной 1871 года в Лондоне, Политехнической 1872 года в Москве, Всемирной 1873 года в Вене, — неизменно получая высокие награды.


Витраж над дверью парадного входа во дворце Вел. Кн. Владимира Александровича в С.-ПетербургеПоявившиеся в 1870-1880-е гг. художественно-промышленные музеи непременно приобретали произведения этой мастерской для коллекции витражей различных эпох. Были они в собраниях музеев Императорского Общества Поощрения Художеств, в музее училища барона А. Л. Штиглица, в Радищевском музее в Саратове. Программа образования крупнейших художественно-промышленных училищ основывалась на изучении лучших образцов европейского прикладного искусства и архитектуры. И витражи Сверчкова вошли в их число, являясь не столько экспонатами, сколько наглядными пособиями. Его работы впервые после алтарного окна Исаакиевского собора показали необыкновенную красоту и многогранность классического витража, выполненного в комбинированной технике. На витражах Сверчкова воспитывались многие художники-декоративисты, перенимая не столько секреты мастера, сколько опыт немецкой школы витражного искусства.


Картон витража «Флора», А. Бёклин по заказу В. СверчковаВ 1873 году Сверчков уехал во Флоренцию. Изготовление витражей перестало быть главным направлением его деятельности. Во Флоренции он также построил собственный дом и устроил художественные мастерские. К тому времени Сверчков превратился в крупного предпринимателя в области искусства. Русский художник продолжал поддерживать активные связи с немецкими друзьями. Более того, в первом этаже его огромного особняка находились мастерские художников-иностранцев, в том числе Арнольда Бёклина, который испытывал тогда материальные трудности. В. Д. Сверчков, желая финансово ему помочь, заказал у него картон для витража. Так появилась работа «Флора, разбрасывающая цветы». К сожалению, она не была выполнена в стекле. Этот картон является последним отголоском бурного творчества русского мастера в области витражного искусства.
В годы жизни в Германии и в Италии Сверчков активно участвовал в жизни своей родины — Финляндии. Он входил в комитет по восстановлению собора города Турку — кафедрального храма финской церкви, сгоревшего в пожаре 1827 года. Мастер создал для этого здания пять витражей, три из них сохранились до наших дней.


Умер Владимир Дмитриевич во Флоренции 2 (14) июля 1888 г. Похоронен на протестантском (точнее, некатолическом) кладбище Аллори. Свою богатую коллекцию произведений искусства Сверчков завещал Училищу технического рисования барона А. Л. Штиглица в Петербурге, некоторые работы были отосланы в Саратов А. П. Боголюбову.
Наследие Сверчкова обширно и до сих пор малоизвестно. Турку, Хельсинки, Санкт-Петербург, Москва, Мюнхен, Берлин, Флоренция — в каждом из этих городов он оставил о себе память.

 

Витражи в Туркусском соборе, Финляндия.

07.01.2009, 8303 просмотра.