Витражи в СССР. Заметки создателей: Наталья и Владимир Куликовы.

Как начинали работать

Витражи Куликовых, 1988.Сегодня, по прошествии времени после окончания в Харькове монументального отделения, мы с глубочайшим уважением и теплотой вспоминаем Пронина Александра Фёдоровича — руководителя витражной мастерской, который нам очень много дал, как в разделе ремесла, так и понятия стекла.

В Харькове подготовка монументалистов шла в неразрывной связи с умением владеть монументалисту разными техниками: если это мозаика, то колешь смальту, если это керамика, то в карьере определяешь качество глины. Например, мозаику делали из глины, то есть открашивали цвета, тем самым пробуя составную часть глазури, эмали, а потом нас подводили к витражу. Сюда можно отнести — как держать стеклорез, как ломать стекло, даже делали под руку ручки стеклорезов. И опять начинали выкрашивать — только уже стекло красителями, чтобы мы почувствовали разницу: глухой краситель, прозрачный на стекле.

Был раздел моллирования стекла — подготовка формы, ну и наборный витраж — «на торец».

Витраж В. и Н. Куликовых, 1990г.Работали в основном на Брянском стекле, а палитра была очень ограничена — тогда то и пригодилось обогащать стекло техническими приёмами обжига. Когда мы попали в Липецкий художественный фонд по распределению 1983 году Наталья, а я — в 1985) не было даже расценок на стекло. И витраж принимали как роспись, не было даже этих Брянских стекол и мы фактурили прозрачное стекло.

Рамы под витражи сами рассчитывали, постоянно присутствовали при монтаже этих конструкций, но было очень интересно, постоянно что-то  изобретали. Заказы поступали централизованно в Художественный фонд, а потом распределительная комиссия «распределяла», кому что достанется. Постепенно материалы стали поступать на склад. Директор у нас был хозяйственник в хорошем смысле слова и видел перспективу этого дела, не препятствовал, за что мы ему признательны.

В числе первых витражей в 1988 году был сделан витраж для профсоюзной здравницы.
Затем была медсанчасть НЛМК (1990 год), потом — витражи в краеведческом музее (1993 г). Потом началась «глубокая перестройка», начали выбирать директоров всем коллективом, Фонд начал разваливаться, склады с материалами начали растаскивать, площади в аренду сдавать. Я так думаю, что это было по всей стране.

Заказы идеологического содержания начали тухнуть. Плавно начал появляться частный заказчик, в красном пиджаке. И здесь уже не художественный совет, а намного проще ставился вопрос: хочу или не хочу, нравится или не нравится.

На каком-то этапе работы не было вообще. Имея определенный опыт дизайна интерьера, мы взяли небольшой объект к реализации, пришлось много мотаться в Москву, ходить вдоль и поперек: по дизайнерским студиям, мебели, камню, свету.

И вот, однажды, мы попали в «Стекло и Мир» на М. Ботанический сад. И мы с Натальей обалдели от американского стекла.

… Мы пробыли битых 5 часов в зале со стеклом — и с этого момента мы начали работать с американским стеклом, а перейти на Тиффани со свинца просто был рай. Так как свинец (то есть шину) нас Пронин научил готовить от начала до конца, собирать и лудить стопроцентно с двух сторон.

Как делали «под руку» стеклорезы

Советский стеклорез Стеклорезы Куликовых.«Совдеповский» стеклорез был всем плох, за исключением роликов.

Они были сделаны из приличного сплава, и только сильный удар мог нарушить плавность резки.

Если мы посмотрим фото, то мы увидим, что витраж им можно сделать, но с большим трудом, так как ролик практически не виден при вырезании линий, за исключением прямых. И Пронин нас ориентировал на то, чтобы мы с одного конца головки стеклореза стачивали угол, а лучше всего, с двух сторон (на фото нижнее изображение).

Но, что самое интересное, в Харькове готовили ещё дизайнеров технических — «ХК» — специальность так и называлась «Художественное конструирование». Там неплохо готовили их. Обменными выездами в Германию в школу дизайна города Галле ехали наши студенты, а оттуда приезжали немцы. Ну и как все студенты в общежитии, мы общались с дизайнерами.

Они рассказывали об основах и проблемах и особенностях пластических решений каждого предмета. Я общался с Аникеевым Сергеем. Показав ему стеклорез, я сказал, что рука устаёт при долгой резьбе. Он взял пластилин и снял форму с руки. То есть как перчатки по размеру. А потом уже по ним резалась деревянная ручка. Как колодка у обувщика по ноге. Ручка, оказалось, многим подходит к руке (Фото №  4). А на Фото №  5 показаны три стеклореза — один мой, самый большой, и два маленьких — Натальи. Они очень прекрасно находятся в руке, стоит один ролик и, делая петлю многократную, даже не постукивая, можно её разнять. Ролик менялся, там видно винтик, стеклорез как бы срастался с рукой (Фото №  6). При использовании этих стеклорезов мы просто проводили керосином по поверхности стекла, и оно разнималось. А в современных стеклорезах для этого существует специальное масло внутри ручки, подающееся на ролик. Очень удобно, ничего не скажешь, мы сами ими пользуемся и вроде бы ничего. Их просто раньше не было физически.

О разных работах

Витраж в Сбербанке г. Ельца.Витражи в городе Елец Липецкой области в Сбербанке.

Когда мы пришли на объект, а там шёл модный евроремонт, у нас начала голова болеть над темой витражей.

Что удивительно, пригласил нас туда художник, наш же коллега, который как бы «подкармливал» нас, но уже был состоятельный, … и разбирался во всём).

… Мы предложили тему «Храмы Ельца», никому не говоря об этом, взяв на свой страх и риск. Витражи располагались между операционным залом и коридором, и мы видели, как ельчане радовались, увидев храмы вместе в одном месте. Но, буквально в прошлом году (2012), произошёл очередной евроремонт. Витражи не уничтожили, а рассредоточили по всему банку. Это одна история.

 

 

 

 

 

 

Витражи в краеведческом музее г. Липецк.Вторая — о витражах в Липецком областном Краеведческом музее. Слава Богу, с ними все в порядке и даже три окна витражи были сделаны на свинце) поменяли и уложили в стеклопакет. А два окна ещё нет. Но вот маленький анекдотик из 1993 года. Мы тогда устанавливали последнее, пятое окно. Предоплату-то мы взяли вроде нормально. Но, по окончании работ, на полученные деньги нам хватило купить только бутылку шампанского, коробку конфет и сыну кроссовки. Одним словом, мы попали плотно в кризис, и рубль обесценился, пока мы делали работу три месяца.

 

 

Третья история о Профсоюзной здравнице. Там тоже есть наш витраж, был выполнен очень давно, находился он между двух бассейнов с минеральной водой. Пришли мы его фотографировать с фотографом. Как зашёл, чуть не потерял сознание: уборщица моет витраж шваброй! Мочит тряпку в ведре и шпарит прямо по стеклу. Спросил: «Как часто моете?» «Раз в неделю!» Но надо отдать должное руководству профсоюзной здравницы, когда сменился собственник, им стало жалко нашу работу и они попросили, чтобы мы её демонтировали и забрали, за что мы им очень признательны.

 

Вообще-то мы нуждаемся в информации: кто что делает новое из художников, о технологиях, нужны семинары, книги.

 

 

Текст и иллюстрации опубликованы с разрешения авторов В. и Н. Куликовых.

24.10.2013, 5024 просмотра.