Рецензия Е. Кoзиной на книгу Даниэля Парелло "Средневековый витраж Марбурга и Северного Гессена"

Монография Даниэля Парелло

CORPUS VITREARUM MEDII AEVI DEUTSCHLAND

Im Auftrag der Akademie der Wissenschaften und der Literatur Mainz

und des Deutschen Vereins für Kunstwissenschaft

herausgegeben von Hartmut Scholz

Band III, 3

 

Daniel Parello

Die mittelalterlichen Glasmalereien in Marburg und Nordhessen

680 S. mit ca. 1075 Abb.

24,5 x 31,5 cm

ISBN 3-87157-224-1

 

Даниэль Парелло

Средневековый витраж Марбурга и Северного Гессена

680 с., 1075 илл. 

24,5 х 31,5 см

ISBN 3-87157-224-1

   

Проходит сеятель по ровным бороздам.

Отец его и дед по тем же шли путям.
Сверкает золотом в его руке зерно,
Но в землю черную оно упасть должно.
 
Владислав Ходасевич, Путем зерна
1920

Парадоксально, но кажется, именно серийные издания способны по-настоящему будить наши чувства. Само слово «серия» ласкает слух заложенной в нем упорядоченной перспективой. Мы любим ясные правила игры: единство оформления, задачи, уровня, адресата. Мы с опаской следим за отклонениями от заявленного курса. Была такая серия Жизнь замечательных людей, от которой заведомо никто, кроме, может, учителей истории, замечательного не ждал, что внушало спокойствие и уверенность. А еще была, например, объявленная «доступной и популярной» серия Академия в издательстве «Азбука-классика», от которой в 2003 году захватывало дух: за полтора года в бумажных обложках вышли Бахтин и Берковский, Выгодский и Гаспаров, Раушенбах и Успенский. Появилась, ослепила и пропала серия, и нет ее. Но есть серии, на которые, все мы знаем, можно положиться: фундаментальные, приятно тучные тома с негромким, достойным оттенком переплета. Неизбежные как Брокгауз и Евфрон, неразлучные как Тhieme и Becker, плодовитые как Kunstdenkmäler Dehio, они, даже покрытые слоем пыли, – респектабельная и взыскательная кулиса, костяк и лицо хорошей искусствоведческой библиотеки.

Именно к таким фундаментальным сериям, быть может, по причине своей узкой специализации более редким и труднодоступным чем другие, относится созданный после последней мировой войны и объединивший 14 европейских стран, США и Канаду, CORPUS VITREARUM MEDII AEVI, конечной целью которого является публикация полного свода средневекового витражного искусства. 74 уже существующих тома прослеживают жизненный путь каждого витражного стекла в определенном регионе или отдельно взятом объекте от его появления до сегодняшнего дня, включая историю строительства церкви, заказ и застекление, все последующие перемещения, повреждения, поновления и реставрации. Публикуются все имевшие место воспроизведения от романтической акварели до реставрационных карт и актуальной фотосъемки, все документы от средневековых хроник до счетов за ремонт. Идеальным результатом становится атрибуция и датировка памятников, восстановление их художественного контекста, связей, взаимовлияний, реплик, дальних и ближних стилистических отголосков. Каждый том несет в себе колоссальный труд и, чаще всего, труд одного автора. Но при этом, взяв в руки одну книгу, знаешь – в лучших традициях фундаментальной серии – чего ждать от любой другой. Витражи Парижа, Барселоны, Кельна, Вены, Праги, Кентерберри или острова Готланд исследованы согласно однажды установленным правилам, с использованием единых, в хорошем смысле этого слова, клише, и поддерживают общий уровень. Высокое качество, в-основном черно-белых фотографий, актуальная комментированная библиография, монументальный аппарат сносок, нивелированный научный язык, бухгалтерская беспристрастность оценок, пять уровней указателя в конце.

Именно в серии Corpus vitrearum в октябре этого года появился новый, долгожданный, 23 по счету немецкий том, внезапно покачнувший привычные, безлично-добротные рамки научного проекта как по форме, так – и прежде всего – по содержанию. Книга Даниэля Парелло, одного из молодых сотрудников немецкого Corpus´a, посвящена средневековому витражу Марбурга и Северного Гессена (Daniel Parello, Die mittelalterlichen Glasmalereien in Marburg und Nordhessen (CVMA Deutschland III,3), Berlin 2008). Прежде всего, с формальной точки зрения, из более 800 охваченных его исследованием витражей, значительная часть опубликована в цвете. Прежний принцип «научной», аптечно-постной монохромной инвентарной книги, сменило сочное многоцветие, дающее, наконец представление об оригинале и посягающее едва ли не на альбомную полиграфию. Прецедент тому, надо сказать, был создан уже последним томом швейцарских коллег, опубликовавших в цвете все витражи монастырской церкви Кенигсфельден на щедрые юбилейные даяния кантона Ааргау (Brigitte Kurmann-Schwarz, Die mittelalterlichen Glasmalereien der ehemaligen Klosterkirche Königsfelden (CVMA Schweiz II), Bern 2008). На «региональный» том такая пропорция цветных иллюстраций пришлась впервые. Однако, подобная концепция издания, о которой, как о необходимом глотке свежего воздуха давно уже говорил немецкий Corpus, – палка о двух концах. Она не только существенно повышает производственную, а вслед за ней и продажную стоимость книги, но и становится вызовом для последующих участников проекта.

С другой стороны, нельзя назвать полной неожиданностью и содержательную нетривиальность книги. Даниэль Парелло, избравший в 1999 для докторской диссертации одну из самых вязких и натруженных в немецком искусствознании тем: реставрация и поновление XIX века (на материале Фрайбургских витражей), сумел воскресить из частной переписки, счетов и архивных документов полную интеллектуальных драм, технических открытий и авантюризма историю подделки Фрайбургского собора в духе историзма (Daniel Parello, Von Helmle bis Geiges. Ein Jahrhundert historischer Glasmalerei in Freiburg, Freiburg i. Br. 2000), а затем организовать нашумевшую выставку витража XIX века из фондов Augustiner-Museum’a. Его небольшая статья в 2005 году перевернула непоколебимую до тех пор атрибуцию и убедительно связала через Большой Фридбергский алтарь живописные традиции Вестфалии и Нижней Саксонии (Glasmalerei in Westfalen und Niedersachsen um 1400, in: Studien zur Germania Sacra, Bd. 27). От этого автора всегда можно было ждать сомнения в традиционной датировке и атрибуции, к мнениям корифеев и трудам собственных учителей. В результате, за два последних года он предложил, с опорой на археологию и историю постройки, принципиально новую реконструкцию застекления церкви Св. Дионисия в Эсслинген (Modernisierungskonzepte um die Mitte des 14. Jahrhunderts, in: Zeitschrift des deutschen Vereins für Kunstwissenschaft, 2005/06), а исходя из литургических текстов XII века опрокинул не вызывавшую тени сомнения атрибуцию старейшего немецкого витражного цикла в аббатстве Арнштайн на Лане (Fünf Felder eines typologischen Zyklus aus Arnstein, in: Glasgemälde-Sammlung des Freiherrn von Stein, Münster 2007). Неудивительно, что за этим автором в профессиональных кругах следили с особенным вниманием, и книги, ставшей результатом его семилетней работы, ждали.

Витраж с изображением Св. Елизаветы из Элизабеткирхе, МарбургЦентральным материалом книги Парелло стали витражи церкви Св. Елизаветы в Марбурге. Храм этот, провозглашенный еще в романтическую эпоху колыбелью немецкой готики, а во времена национал-патриотизма «образцовым выражением нордического духа», прочно вошел в историю искусства как первая готическая церковь Германии, первая и главная постройка Немецкого Ордена, памятник и усыпальница первой национальной святой – Елизаветы Тюрингской. Таким образом, он занимает особое место в немецкой истории и далеко не последнее – в историографии. Сгрузив на четырех страницах петитом увесистый багаж предшествовавших исследований, автор взглянул на архитектуру Самой Ранней Готической Церкви Германии и ее витраж как в первый день Творения. Опираясь исключительно на историю постройки в призме политических обстоятельств, он выделил три основных этапа строительства и соответствующие им фазы застекления храма. Он отверг принадлежность старейших окон к мифологической прото-церкви, основанной якобы самой Св. Елизаветой. Он датировал самую раннюю фазу застекления не ранее 1245/50 годов: временем стремительного завершения этого амбициозного проекта по увековечению святой из семьи тюрингских ландграфов. Парелло объяснил очевидные стилистические и иконографические несоответствия не головокружительной сложностью общего замысла, как предполагала еще несколько лет назад автор очередной монографии о витражах Св. Елизаветы, Моника Биршенк, а жестким временным фактором. Согласно новой реконструкции Парелло, над форсированным завершением алтарной части храма работало одновременно три разных мастерских, которые он убедительно различает по стилистическим признакам. Не затрудняясь устоявшейся традицией, автор не ищет корней этих мастерских в самом Марбурге, он связал их с более развитыми в художественном и опытными в техническом отношении пограничными территориями: Нижней Саксонией, Тюрингией, Вестфалией и Рейнской областью.

В сущности, одним из наиболее ярких положений этого тома стало обезоруживающее признание автором специфики искусства Северного Гессена именно в отсутствии таковой. Он постепенно выстраивает перед читателем картину сложносоставной, наносной, импортированной культурной традиции, так и не нашедшей собственного лица. Место перевалочного пункта на пересечении важнейших торговых и культурных магистралей: от Кельна до Эрфурта, от Майнца до Магдебурга и по водным путям до Северного моря. Аргументируя эту мысль, Парелло по новому освещает несколько острых углов немецкой медиевистики, и, наконец подбирается к легендарному, размытому в географическом и временном отношении, спорному со времен его изобретателя Артура Хазелова, но неотъемлемому от картины западноевропейского XIII века, тюрингско-саксонскому «ломаному» стилю (Zackenstil). Корни и первые симптомы этого явления он находит не в Майнце, как было единогласно принято считать после классического труда Сварценского в 1939 году, а в Кельне. Оставим оценку этого утверждения на суд истории.

Среди многих достоинств этого издания следует отметить более десятка новых атрибуций, научную обработку самого крупного сохранившегося ансамбля орнаментальных витражей в цистерцианском монастыре Хайна, новые реконструкции застекления городских церквей в Херсфельде и Франкенберге.

Книгу, подобную этой, трудно оценить на выходе, еще труднее – беспристрастно комментировать. Несомненно лишь то, что едва успев появиться на свет, новое детище немецкого Corpus Vitrearum стало событием. Ведь это событие: когда внутри респектабельной серии – с обязывающим именем и положением в научном мире – рождается произведение несерийного порядка. Основная полемика по поводу публикации Даниэля Парелло несомненно еще впереди, и возможно это – самое важное, что может произойти внутри степенного, уважаемого, академического, и все еще живого проекта.

 

Благодарим автора рецензии, Елену Козину,

за любезное разрешение опубликовать этот материал. 

12.10.2010, 7224 просмотра.