Басс Н.И., Княжицкая Т.В. Художник Александр Федорович Перниц (1809 – 1881). Материалы к биографии

Библиографическая ссылка: Басс Н. И., Княжицкая Т. В. Художник Александр Федорович Перниц (1809-1881). Материалы биографии. / 79-я Всероссийская научно-техническая конференция «Традиции и инновации в строительстве и архитектуре». Сборник докладов. Самара: СамГТУ, 2022.С. 581-595.

ХУДОЖНИК АЛЕКСАНДР ФЕДОРОВИЧ ПЕРНИЦ (1809 – 1881). МАТЕРИАЛЫ К БИОГРАФИИ

Александр Перниц (Пернц, Pernits, Pernts) – будущий живописец, родился в Полтавской губернии 14 ноября 1809 г. в семье титулярного советника Федора Перница [1]. По данным из биографических справочников XIX в. – происходит из обер-офицерской семьи [2].

О членах его семьи пока не найдены какие-либо сведения, известно лишь, что вероисповедание в семье не было православным. Уже поступив и проучившись некоторое время в Академии, Александр принял греко-российское исповедание. «Будучи с малолетства воспитан по закону между русскими, а закону приличного по рождению своему не знает», – писал его отец в объяснении Президенту Академии Художеств А. Н. Оленину в 1824 г. [1].

В результате каких обстоятельств юный Александр оказался в учениках Императорской Академии Художеств – не известно. Ему не было еще и 13 лет, когда 17 сентября 1821 г. он начал здесь обучение, неизвестно в каком статусе, так как в число казенных учеников Академии он был принят в 1825 г. в возрасте 16 лет. Учеба, видимо, давалась юноше легко – его успехи в учебных дисциплинах были хорошими, зато поведение не всегда было образцовым. В его личном деле имеется рапорт от 23 апреля 1831 г. инспектора Крузова. «По предоставленным за 1-ю треть 1831 г. кондуитным спискам по академическому училищу особенно дурно аттестованы академисты 1-ой ступени…», в том числе был и Перниц. Он часто был замечен в непослушании и грубости. В марте 1832 г. инспектор требовал его увольнения из учебного заведения, так как «его поведение требует бдительного надзора» [1].

В его свидетельстве об окончании записано, что «поступил в число казенных учеников Императорской Академии художеств при изрядном поведении, обучался наукам и оказал в оных следующие успехи: в Законе Божием – хорошие, в российской словесности – хорошие, во французском языке – хорошие, в перспективе – хорошие, в истории географии, археологии и мифологии – хорошие». Также он прослушал курс теории изящного, чертил ордера архитектуры, рисовал с натуры, за что и был удостоен двух серебряных медалей 1-ой и 2-ой степеней. Известно, что обучался живописи портретной, а также танцевальному искусству [1].

24 марта 1832 г. возведен в «звание свободного неклассного художника с правом на основании Всемилостивейше Дарованной сей Академии привилегии пользоваться с его потомством вечною и совершенною свободой и вольностью, и вступить в службу, в какую сам, как свободный художник, пожелает, при сем он, Перниц, признан Академией имеющим достаточные познания для обучения рисовальному искусству в гимназиях и уездных училищах» [1].

После учебы в 1836 г. он «вступил в Императорский фарфоровый завод на вакансию рисовального учителя», а с февраля 1839 г. «определен на службу учителем рисования при Императорском Стеклянном заводе с жалованием 280 р. серебром в год». 27 декабря 1837 г. Перниц был «Всемилостивейше награжден подарком». С 30 октября 1838 г. его производят в Коллежские регистраторы со старшинством. В этом же году за оформление выставки изделий завода он был награжден шестьюстами рублями. За усердную службу его практически каждый год награждали подарками от 100 до 200-х р. серебром.

В 1847 г. его награждают даже за успехи его учеников. В 1854 г. он получает грамоту и «знак отличия беспорочной службы за 15-летнее достоинство» [3].

В 1842 г. А.Ф. Перниц становится губернским секретарем со старшинством, а Высочайшим приказом от 25 февраля 1847 г. – производится в коллежские секретари со старшинством. В 1851 г. он произведен в титулярные советники
со старшинством [3].

В 1851 г. (8 февраля) Александр Федорович подает прошение в Совет Императорской Академии Художеств о присвоении ему звания академика. «Семнадцать лет назад был выпущен из Императорской Академии Художеств художником и всегда занимался искусством с любовью и старанием быть полезным. За стеклянную писанную металлическими красками и выжженую картину Вознесение Господня, изображенную и сработанную мною по Высочайшему приказанию, я удостоился личной похвалы Государя Императора». В резолюции на прошении Совет предложил ему представить одну из «живописных работ из стекла» на рассмотрение [1].

Из его формулярного списка становится известно, что в феврале 1853 г. управляющий императорскими заводами испрашивает разрешения на вступление в «первозаконный» брак Александра Перница с дочерью поручика Веселого, девицей Аделаидой Герасимовой, а также ходатайствует «в уважение ревностной службы» о назначении ему в пособие полугодового жалования. Детей у них не было [3].

Творческий путь Перница тесно связан с Императорскими заводами: Фарфоровым и Стеклянным. В 1830 – 1840-е гг. на Императорском Стеклянном заводе совместными усилиями мастеров и технологов решалась новая для русского искусства задача – создание витражей – «живописных картин на стекле».

После того, как для главного храма страны – Исаакиевского кафедрального собора – был за границей заказан огромный запрестольный образ на стекле «Воскресение Христово», перед Императорским Стеклянным заводом была поставлена задача – освоить изготовление витражей, и не просто плоских цветных стекол, окрашенных в массе, но стекол с живописными изображениями. Эта задача была поручена А. Ф. Перницу. В приказном порядке – на основании предписания Кабинета Его Величества от 18 сентября 1843 г. за № 5158 – он начал заниматься живописью на стекле для загородных дворцов [3]. В 1844 г. А.Ф. Перниц уже выполняет два сюжетных окна для церкви св. Александра Невского в Петергофской Александрии. Они заменили существовавшие в храме с 1833 г. витражи, выполненные в виде декоративного остекления цветными стеклами без росписи (рис. 1)

Гау Э. П. Интерьер церкви в Александрии. ГМЗ Петергоф

Рис. 1. Гау Э. П. Интерьер церкви св. Александра Невского в Петергофской Александрии 1830-е гг., ГМЗ «Петергоф». Декоративное остекление, предшествовавшее витражам Перница

Работы Перница стали новым этапом как в оформлении интерьера этого загородного храма в императорском имении Александрия, так и одной из первых попыток в русском искусстве создания полноценных витражей в классической свинцово-паечной технике, с росписью стекол обжиговыми красками. Такой метод использовался в витражном искусстве Западной Европы с древности, и большинство витражей со времен Средневековья создавались именно так.

Витражи работы А.Ф. Перница в церкви в Александрии находились в круглых окнах-розах, изображали «Рождество», «Воскресение», «Преображение Господне», «Вознесение» [4]. Первый вариант живописных окон был признана «худым», завод денег за них не получил [5]. Впоследствии витражи были выполнены удовлетворительно. Также для дворца в Александрии Перницем были сделаны две картины на стекле, а большая картина с ликом Спасителя, копия с картины «Преображение», показана на Выставке мануфактурных изделий 1849 г. [6].

До 1840-х гг. в России не было налажено производство свинцово-паечных витражей с росписью деталей обжиговыми красками. После неудачной попытки сделать сюжетные витражи для церкви Св. Александра Невского в Петергофской Александрии, стекла с росписью хотели заказать в Мюнхене – на том же предприятии, где был сделан алтарный образ для Исаакиевского собора. Однако было принято решение добиться качественной работы от Императорского Стеклянного завода, а точнее – от А.Ф. Перница. Архивные дела не донесли, каких усилий стоило ему освоить технологию изготовления витражных окон.

Можно лишь предполагать, как тридцатилетний художник выполнял поставленную перед ним задачу: читал всю доступную литературу, изучал подлинные средневековые витражи из Эрмитажной коллекции, возможно, был допущен к собранию произведений искусства О. Монферрана, в котором тоже были витражи [7].

В некоторых источниках XIX в. А.Ф. Перниц назван автором алтарного образа Исаакиевского собора. «Перниц исполнил алтарное окно в Исаакиевском соборе с изображением воскресшего Христа с знамением победы над смертью», – пишет Н.П. Собко [8]. С.Н. Кондаков в биографической статье о художнике также публикует: «работал алтарное окно в Исаакиевском соборе» [9].

Доподлинно известно, что это неверная информация: огромная по размерам и сложнейшая в исполнении картина на стекле «Воскресение Христово» была создана в Мюнхене на передовом предприятии «Заведение живописи на стекле» при Королевской фарфоровой мануфактуре (Die Königlichе Glasmalereianstalt). Однако не исключено, что это ошибочное мнение возникло не на пустом месте.

Витраж для Исаакиевского собора был привезен морем в Санкт-Петербург летом 1844 г. и временно установлен на своем месте в интерьере для демонстрации императору Николаю I, которая состоялась в ноябре 1844 г. После этого ценное стеклянное произведение было разобрано и уложено в ящики для хранения в подвалах собора до завершения всех отделочных работ. Когда и кем витраж был установлен на постоянное место – не известно. По документам к 1847 г. он уже находился в алтарном окне. М.Г. Колотов высказал догадку, что вторичный монтаж к 1847 г. был произведен А. Ф. Перницем [2].

Если эта догадка верна, то можно утверждать, что каждый стеклянный модуль из витража для Исаакиевского собора прошел через руки А.Ф. Перница. Несомненно, близкий контакт с этим выдающимся произведением немецкого витражного искусства обеспечил русского мастера необходимой информацией и уникальным опытом, который он использовал в своей дальнейшей практике.

В эти годы Перниц создает несколько витражей. Одна из удачных работ – изображение на стекле святой царицы Александры, которое в 1845 г. было представлено в Академию Художеств, а в 1846 г. – участвовало в академической выставке [10]. Работа была одобрена, и в 1848 г. установлена в алтаре церкви при Александринской женской больнице в Петербурге (ул. Маяковского, 12).

Сохранилось ее черно-белое изображение в издании конца XIX в. [11]. Фигура святой занимает центральную часть окна, витраж собран из нескольких крупных модулей, один из которых имеет форму луковицы, что рождает ассоциации с главками русских храмов (рис. 2). Известно, что в 1925 г., при упразднении церкви, витраж был вывезен в Музей отживающего культа [12].

Витраж А. Ф. Перница в церкви св. Александры, 1845

Рис. 2. Интерьер больничной церкви во имя Св. Мученицы Царицы Александры. Изображение конца XIX в.

 При демонтаже витраж пострадал, рама была наглухо вмурована в стену и тонкие стеклянные пластинки с росписью вынимали по частям. Так, в виде стекольного боя, витраж был доставлен в музей. Некоторое время кучка
стеклянных пластинок хранилась в здании на Волховском пер., 3, собранная заботливыми руками художницы Н.А. Маковской [13]. Затем следы его теряются. Скорее всего остатки витража утрачены.

В 1847 г. А.Ф. Перниц участвует в работе над интерьерами домовой церкви Св. Троицы в Гатчинском дворце (рис. 3). Проектными и строительными работами руководил архитектор Р.И. Кузьмин. В создании внутреннего убранства принимал участие П.М. Шамшин, с которым Перниц учился в одно время в Академии Художеств. Известно о существовании в храме трех витражей: одно большое овальное окно с изображением Всевидящего Ока в потолочном просвете, и два окна второго света в алтарной башне. Все они утрачены в годы Второй мировой войны.

Э. П. Гау. Церковь в Гатчинском дворце. ГМЗ Гатчина

Рис. 3. Гау Э. П. Церковь Св. Троицы. 1875 г. Бумага, карандаш, акварель, белила. ГМЗ «Гатчина»

Александр Федорович выполнил рисунок пером для витража в потолочном просвете (рис. 4). Лист хранится в СПб ГБУК «Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник „Гатчина“
(1847, 42,2х48,5. Номер в Госкаталоге: 14485296, Номер по КП (ГИК): ГДМ КП-192, Инвентарный номер:ГДМ-215-XII) [13].

На рисунке сверху есть надпись «Живопись на стекле для большого просвета в церкви за 1590 р. серебр.; Высочайше утверждено 2 декабря 1847. Генерал Князь Волконский». Под рисунком – подпись «Художник Перниц».
Видимо, он же переводил эскиз в материал и был автором витража. Во время восстановительных работ в церкви под оригинальной металлической рамой витража были обнаружены фрагменты подлинных исторических стекол. По натурному обследованию, произведенному авторами статьи 28 сентября 2021 г., их толщина составляет 1,5 – 2 мм. Это бесцветные синие стекла, окрашенные в массе, и розовые с нацветом. К сожалению, это единственное материальное свидетельство, оставшееся от витражей А. Ф. Перница.

А. Ф. Перниц. Проект росписи просвета в церкви Гатчинского дворца. ГМЗ Гатчина

Рис. 4. А. Ф. Перниц. Проект росписи по стеклу большого просвета церкви Гатчинского дворца. 1847 г., СПб ГБУК «Государственный историко-художественный дворцово-парковый музей-заповедник „Гатчина“ [14].

Витраж в потолочном просвете с изображением Всевидящего Ока в окружении херувимов, которые с интересом не только вглядываются в него, но и взирают вниз, на прихожан храма, был воссоздан в 10-е гг. XXI в.
художником-витражистом Е.Ю. Ивановым (рис. 5) по рисунку А.Ф. Перница (1847 г.).

Кроме большого овального витража в потолочном просвете, в алтарных окнах верхнего света находились еще два – с изображением херувимов (рис. 6). Степень участия русского мастера остается пока не раскрытой, однако известно, что в итоге витражи были выполнены в Мюнхене [15]. С 2014 г. ведутся работы по реставрации церкви и уже завершено воссоздание витражей.

После завершения работ в церкви Гатчинского дворца художники, работавшие над убранством интерьеров, стали заниматься другим объектом – собором Петра и Павла в Гатчине, который к 1851 г. был уже практически
завершен строительством. Александр Федорович также выполнял там живописные работы по стеклу (рис. 7, 8). Об этом мы находим упоминание в материалах по строительству собора [5], а также в отчете Академии Художеств за 1851 – 1852 гг. где, отмечено, что Перниц за живопись на стекле по собору получил всемилостивейший подарок [10].

Е. Ю. Иванов. Воссозданный витраж церкви Гатчинского дворца. Фото Н. И. Басс, 2021

Рис. 5. Е.Ю. Иванов. Воссозданный витраж в потолочном просвете церкви Гатчинского дворца. Фотография Н. И. Басс, сентябрь 2021 г.

Е. Ю. Иванов. Воссозданные витражи в церкви Гатчинского дворца. Фото Н. И. Басс, 2021

Рис. 6. Воссозданные витражи с херувимами в церкви Гатчинского дворца. Работы выполнил Е. Ю. Иванов. Фотография Н. И. Басс сентябрь 2021 г.

В описании собора в 1871 г. упоминается, что храм освещается «снаружи двумя круглыми окнами с легерными белыми стеклами, а внутри такими же круглыми окнами с живописью и разноцветными стеклами». Над престолом,
также, как и во дворцовой церкви, имеется круглое окно, в котором было «разноцветное стекло под стеклянным колпаком» – фонарем, установленным на крыше апсиды [15].

Интерьер собора свв. Петра и Павла. Фото 2020

Рис. 7. Фрагмент интерьера собора свв. Петра и Павла. Слева – окно-роза, справа – потолочный просвет. Здесь были витражи А.Ф. Перница.Фотография 2020 г.

Еще в 1994 г. на своем месте находилась рама с расписными стеклами над хорами собора. Она запечатлена на фотографии Т.В. Княжицкой (рис. 8), благодаря чему мы имеем возможность в деталях и в цвете рассмотреть последнюю из утраченных работ А.Ф. Перница. Этот витраж выполнен как декоративное остекление, без свинцовой оплетки деталей. Цельные стекла вставлены прямо в переплет наружной оконной рамы. На стеклах краской написаны одинаковые розетки и кресты, вместе образующие орнаментальную кайму вокруг центральной части окна, разделенной на 4 сектора. В каждом – изображение головки херувима. На момент фотосъемки стекла были с трещинами, красочный слой местами осыпался.

Окно-роза на хорах в соборе свв. петра и Павла в Гатчине. Утрачено. Фото Т. В. Княжицкой, 1994

Рис. 8. Окно-роза на хорах в соборе свв. Петра и Павла, г. Гатчина. Утрачено. Фотография Т. В. Княжицкой, 1994 г.

Таким образом, из плодотворной деятельности Александра Федоровича Перница – пионера русского витражного дела – до ХХI столетия не дошла ни одна стеклянная работа. Виной тому не только исторические катаклизмы.
Сказалось и отсутствие предшествующего опыта в изготовлении больших стеклянных картин, и особенные климатические условия Петербурга, взаимодействие с которыми стеклянных конструкций не было возможности
просчитать заранее. Сильные ветры, дожди, перепады температур требовали высококачественного обжига, чтобы красочный слой накрепко приплавлялся к стеклу-основе.

Известно, что витражи Перница были сделаны из стекла с росписью «на свинцовых скреплениях», то есть в традиционной для Западной Европы древней свинцово-паечной технике. В архивных делах несколько раз
упоминаются «тонкие стеклянные пластинки». Видимо, малая толщина стекла в сочетании с неблагоприятной погодой не обеспечивали этим первым русским витражам достаточной прочности.

К сожалению, со временем Александр Федорович стал слепнуть – сказывалась его «неистовая» работа и любовь к искусству. В октябре 1855 г. врачом было отмечено ослабление зрения, происходящее от постоянного
напряжения при рисовании на стекле в течении 19 лет. «Болезнь находится в неизлечимом состоянии … Перниц службу Его Императорского Величества более продолжать не может». Так он был уволен от службы с пенсией 190 р. серебром в год [3].

Как протекала его жизнь на протяжении 26 лет после увольнения со службы до смерти 14 марта 1881 г. – не известно [9].

Вывод. Роль Александра Федоровича Перница в истории русского искусства заключается не только в том, что он стал первым русским художником-витражистом, успешно освоившим технику ранее неизвестного в России художественного дела, но и в подготовке живописцев по стеклу в школе при заводах. Именно он воспитал тех мастеров, которые в середине XIX столетия продолжили развивать витражное искусство на Императорском Стеклянном заводе, создавая новые живописные картины на стекле.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
1. РГИА, фонд 789, опись 14, дело 113-П.

2. Колотов М. Г. Историческая справка о витраже в большом алтаре Исаакиевского собора. 1959 г. Архив КГИОП, Н-1095, Д. 59.

3. РГИА, фонд 468, опись 2, дело 749.

4. Иванов Е. Каталог-путеводитель по витражам Санкт-Петербурга (период до 1917 года). СПб.: Изд-во СПбГТУ, 2001. 297 с.

5. ЦГИА, фонд 491, опись 6, дело 1269, л. 69.

6. Максимович А. Обозрение Выставки российских мануфактурных изделий в СанктПетербурге в 1849 году. СПб., 1850. 361 с.

7. Старчевский Л. А. Монферран—строитель Исаакиевского собора. (Его служебная деятельность и частная жизнь). // СПб.: Наблюдатель. 1885. № 112. С. 319, 333.

8. Собко Н. П. Словарь русских художников. СПб., 1893. Т. 3. 72 с.

9. Кондаков С. Н. Список русских художников к юбилейному справочнику И.А.Х., СПб., 1915. Ч. 2. 149 с.

10. Торжественные публичные собрания и отчеты Императорской Академии художеств (1817–1859). Библиотека Академии Наук. СПб., 2015. 490 с.

11. Кусков Н. И., Лапотников А. Н., Краткий исторический очерк пятидесятилетнего существования Александринский женской больницы, учрежденной в память в Бозе Почивающей Великой Княгини Александры Николаевны. / под ред. лейб-хирурга Е.В. Павлова. СПб.: Тип. В. Киршбаума. 1899.

12. Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни Санкт-Петербурга. Историко-церковная энциклопедия: в 3 т. Т. 2. СПб.: изд. Чернышева, 1996. № 262. С. 219–220.

13. ЦГАЛИ, фонд 32, опись 1, дело 37, л. 19.

14. Императорский храм Гатчинского дворца. СПб.: Изд. «Галерея», 2015.

15. Историко-статистические сведения С.-Петербургской епархии. Выпуск восьмой. С.-Петербург, 1884. 400 с.


Статья опубликована с согласия авторов.

При цитировании ссылка на библиографические данные обязательна: Басс Н. И., Княжицкая Т. В. Художник Александр Федорович Перниц (1809-1881). Материалы биографии. / 79-я Всероссийская научно-техническая конференция «Традиции и инновации в строительстве и архитектуре». Сборник докладов. Самара: СамГТУ, 2022.С. 581-595.

21.04.2022, 179 просмотров.