Княжицкая Т. В. Витражи в России 1990-х-2010-х гг.: на пороге современного искусства. / Петербургские искусствоведческие тетради. Выпуск 39. СПб., 2016. С. 24-32.

1991 год – значимый в истории России. Он обозначил конец большой эпохи в историческом развитии страны и одновременно начало следующего этапа в ее судьбе. Распад Советского Союза повлек изменения во всех областях жизни: в политике и экономике, хозяйстве и культуре. И в искусстве произошли значительные перемены, в том числе и в искусстве витража. Кардинально изменилась организация художественных работ. Государственные заказы прекратились, отделения Художественного Фонда СССР, через которые происходило распределение заказов среди художников-исполнителей, перестали функционировать. Художники оказались перед выбором: искать работу самостоятельно у частного заказчика или сменить профессию на более прагматичную и финансово стабильную. Многие так и поступили. А те, что остались, в 1990-е переживали трудные времена. Искусство витража, в советские годы существовавшее почти исключительно как монументальный жанр в общественном интерьере, тогда еще не было востребовано частным заказчиком. Должно было пройти время, чтобы витраж «обжился» в камерном интерьере, художникам предстояло заново выработать его специфический образный язык. На это ушли годы.

А. Стошкус. Витраж в Ленинском мемориале в Ульяновске. 1969-1970 гг.

А. Стошкус. Витраж в Ленинском мемориале в Ульяновске. 1969-1970 гг.

Во время строительного бума конца XX–начала XXI века возле крупных городов, как грибы после дождя, появились целые поселки элитных особняков и вилл. Необходимость их отделки и насыщения артефактами потребовали большого количества специалистов художественной специализации, в том числе и профессионалов в области стеклоделия, которые могли предложить не только отдельные предметы для украшения интерьера, но и пространственно-световые решения. Именно тогда во многих городах России стали появляться небольшие мастерские и ателье художественного стеклоделия и витража. К 2015 году в России работали более двухсотпятидесяти фирм, ООО, студий, мастерских, которые создают витражи и другие предметы из стекла. В Москве их насчитывается более семидесяти, а в Петербурге более пятидесяти (по данным интернет-портала «Витражи в России» www.vitroart.ru). Можно с уверенностью сказать, что в каждом городе страны есть художники-витражисты и их число постоянно растет.

Л.Полищук, С. Щербинина. Витраж «Гидронавты» в институте океанологии в Москве. 1978-1979 гг.

Л.Полищук, С. Щербинина. Витраж «Гидронавты» в институте океанологии в Москве. 1978-1979 гг.

Если раньше, в советские годы, витражи создавались коллективным способом: эскиз рисовал один художник, в материале воплощал другой, часто исполнители формально относились к «спущенному» сверху проекту и это снижало качество работ, то в наше время в этом процессе произошло существенное изменение: теперь и разработка проекта и воплощение его в материале находится в руках одного художника или небольшой студии. Многие современные мастерские художественного стеклоделия основаны и работают как семейные предприятия. Среди таких творческих и семейных союзов можно назвать Вадима и Ольгу Лебедевых, Павла и Раду Бирюковых в Петербурге, Юрия и Ларису Утенковых в Липецке, Владимира и Наталью Куликовых в Воронеже, Александра и Светлану Поповых, Лейлу Аль Нуман и Александра Глазкова в Москве и многих других. Такая семейственность дает надежу на будущую преемственность в области искусства витража от поколения отцов к поколению детей. До сих пор эта традиция передачи знаний и умений в области витражного искусства из поколения в поколение в России не сложилась. Сначала она не состоялась в результате революции и отторжения «буржуазного» и религиозного витражного искусства в годы Советской власти. И вновь история повторилась в 1990-е, когда на волне распада СССР и обретения информационной свободы многое в культуре того времени недооценивалось современниками. Советские витражи до сих пор малоизученное и, как это ни странно, малоизвестное наследие, которое еще не получило всесторонней оценки специалистов и признания ценности их уже нашими современниками.

А. Натаревич. Витраж в здании Российского Географического Общества в Петербурге. 1977-1979 гг. Не сохранился.

А. Натаревич. Витраж в здании Российского Географического Общества в Петербурге. 1977-1979 гг. Не сохранился.

Общеизвестны те трудные условия творческого процесса, которые во многом определили облик советских витражей: скудная палитра стекла из четырех основных так называемых «сигнальных» цветов. Красное, желтое, зеленое и синее однотонно окрашенное в массе стекло – этот исходный материал сказался на облике сотен квадратных метров витражей, созданных в разных республиках СССР. Именно это обстоятельство заставило художников экспериментировать с обработкой и декорированием поверхности имевшегося в их распоряжении скудного материала. И в некоторых случаях эти эксперименты привели к интересным результатам, которые определили особый авторский почерк их создателя. Именно таким индивидуальным стилем обладают работы петербургского художника Аркадия Натаревича: еще в 1970-е годы он применил для окраски стекла соли металлов, которые обычно использовались для декорирования фарфора и керамики. Впервые эта технология была воплощена в витражах здания Российского Географического Общества в Петербурге (ныне демонтированы). Особенность таких витражей – в нежных цветовых переходах, напоминающих акварель. Эксперименты и поиски выразительности специфического языка стекла и сегодня отличают работы А. Натаревича, делая их узнаваемыми среди произведений, созданных на основе покупного стекла фабричного производства.

Период 1990–2015 гг. неоднороден по количеству и качеству созданных работ из плоского стекла для интерьеров. В начале 1990-х четырехцветная палитра стекла все еще диктовала художникам цветовое решение витражей. Но уже в 1995 году в Москве появился специализированный магазин «Стекло и Мир», который начал продажу оборудования и инструментов для художественного стеклоделия, а с 2000 года в продаже появилось цветное стекло зарубежного производства для изготовления витражей. Именно это стало поворотным моментом в истории российского витражного искусства. С опозданием почти на сто лет вместе с опалесцентным стеклом и медной фольгой в Россию пришла техника Тиффани. Придуманный еще в конце XIX столетия американцем Луисом Комфортом Тиффани способ соединения маленьких кусочков стекла с помощью медной фольги и последующей пайкой швов, быстро завоевал весь мир. Легкость сборки витражей Тиффани по сравнению с классической свинцово-паечной техникой, эффектные стекла богатейшей цветовой гаммы и фактуры, сделали технику Тиффани любимой как среди профессионалов, так и любителей витражного дела. На протяжении всего ХХ столетия витражи в технике Тиффани создавались для храмов, общественных и частных интерьеров по всей Европе и Америке.

Витраж в особняке В.Э. Брандта, начало ХХ века, Петербург.

Витраж в особняке В.Э, Брандта, начало ХХ века, Петербург.

В России в начале ХХ века знали о технике Тиффани, но на практике в дореволюционный период она не применялась. А после революции витраж лишь в 1950-е был принят в «семью» советских искусств и развивался как монументальное искусство крупных форм. Техника Тиффани была бы здесь неуместна, да и невозможна по экономическим и идеологическим соображениям.

Обилие и разнообразие привезенного из-за рубежа стекла в 2000-е годы буквально ошеломило художников. Владимир Куликов, витражист из Липецка, вспоминает, как он с женой Натальей впервые попал в магазин «Стекло и мир» и пять часов ходил в нем, разглядывая и трогая невиданное американское стекло разных цветов. По его словам перейти на технику Тиффани со свинцово-паечного витража было «просто раем», ведь и свинцового профиля раньше в продаже не было, его художники тоже делали сами на самодельных станочках. Так стекло и техника Тиффани пришли в Россию и быстро завоевали позиции самого распространенного способа создания витражей. Чуть позже до России «докатились» и другие материалы и технологии обработки стекла, уже давно и успешно применяемые зарубежными коллегами для создания витражей.

Л. Шашерина. Витраж из серии «Итальянские портреты». 2000-е гг.

Л. Шашерина. Витраж из серии «Итальянские портреты». 2000-е гг.

В 2010-е витражи в России делают из покупного листового цветного стекла, дополняя плоское полотно объемными элементами из гладких кабошонов, колотых эрклезов, фрагментов, созданных на горелке в технике лэмпворк, иногда включая в композицию и не стеклянные детали, например кристаллы Сваровски или каменные пластины. Фьюзинг – спекание стекла – один из древнейших способов работы со стеклом, известный еще по трактату монаха Теофила XII века, – стал распространен в наши дни благодаря появлению удобных небольших печей. Фьюзинг стал самостоятельным направлением в художественном стеклоделии, используется эта техника как для небольших сувенирных и декоративно-прикладных изделий, так и при создании витражей, в качестве небольших эффектных вставок в большие по площади композиции. Фьюзинг, «этакий изюм» в витраже, как назвал его московский художник Александр Арцыбушев, эффектно дополняет плоское стекло. Фацетные элементы, иногда на жаргоне стекольщиков называемые «хрусталями», также могут быть лишь акцентом в витраже, или, подобно граненой мозаике, составлять основу стеклянного полотна. Некоторые мастерские специализируются на гравировке стекла, как, например, мастерская Маковецкого и Лаврищевой в Петербурге, пескоструйную обработку поверхности часто применяет петербургская мастерская «Отражение». Но подавляющее большинство ателье работает все же в технике Тиффани, свинцово-паечной, фьюзинг, используется и традиционная роспись стекла обжиговыми красками.

Одновременно с процессом насыщения российского рынка новыми материалами и инструментами зарубежного производства, российское общество заново открыло для себя искусство предреволюционного времени. Те направления в художественной культуре XIX–начала ХХ века, которые не относились к реализму, в советское время были подвергнутые поруганию и осмеянию. Наследие эпохи эклектики и модерна в конце XX–начале XXI века словно обрело вторую жизнь после долгого идеологического уничижения и забвения. Предметный мир эпохи был изучен искусствоведами и представлен на впечатляющих музейных выставках и в иллюстрированных изданиях. А вслед за этим началось освоение и всего зарубежного художественного наследия ХХ века, весьма выборочно известного в бывшем Советском Союзе. Возможность путешествовать в разные страны, а также интернет и новые информационные технологии ускорили этот процесс и сделали общедоступным мировое художественное наследие для широких слоев населения. Все это сформировало в современном витражном искусстве России увлеченность наследием прошлого. Именно этим стремлением освоить уже «пройденный» для других стран этап в истории искусства, объясняется обилие работ ретроспективного и копийного характера. Многие современные художники «переводят» в стекло шедевры искусства прошлого, ориентируясь на большой потребительский спрос такой продукции. Так в России появилось множество повторений и интерпретаций в витраже, да и в других видах искусства, произведений Густава Климта и Альфонса Мухи.

Мастерская В. Лебедева. Витраж «Магнолии». 2010-е.

Мастерская В. Лебедева. Витраж «Магнолии». 2010-е.

Но есть и другие мастера, которые, осваивая наследие прошлого, выработали свой собственный стиль работ. Среди них московские студии «Александрия», «Хрустальный горн», мастерская Поповых, петербургские – В. Лебедева, Горбатенко, С. Хвалова и Н. Гончаровой и многие другие. Так, работы петербургской мастерской Вадима Лебедева виртуозно созданы с использованием разнообразных старинных приемов обработки стекла — от эпохи средневековья до экспериментальных работ Тиффани. В совершенстве владея ими, мастерская Лебедева создает необычайно сложные произведения, часто ретроспективные по духу, но уникальные по художественному решению. В. Лебедев постоянно находится в творческом поиске, при этом скрупулезно изучает приемы живописи на стекле прошлых веков, в чем ему, несомненно, помогает деятельность в качестве реставратора Государственного Эрмитажа. Достижения и эксперименты предшественников дают его творчеству импульс для собственных новаторских поисков. Так, складчатое стекло Луиса Тиффани в знаменитом витраже «Магнолии» подтолкнуло В. Лебедева на собственные эксперименты, результатом которых стали витражи с цветочными мотивами, созданными из плоского стекла, запеченного прихотливыми складками в печи, а также элементы, созданные на горелке в технике лэмпворк.

Студия Александрия. Витражи «Времена года» по мотивам работ А. Мухи. 2014 г.

Студия Александрия. Витражи «Времена года» по мотивам работ А. Мухи. 2014 г.

Московская мастерская «Александрия» поражает стилистическим и технологическим разнообразием творчества. Несомненно удачны работы в духе Альфонса Мухи, созданные по частному заказу, которые скрупулезно воссоздают манеру этого художника, но являются при этом самостоятельной работой студии (витраж «Зима»), убедительно стилизованной в духе творчества чешского мастера.

Современное витражное искусство России имеет в большинстве своем декоративный характер, что обусловлено, конечно, потребительским спросом на изысканные эффектные композиции, предназначенные для украшений в основном частных квартир и особняков, а также интерьеров коммерческого назначения: ресторанов, клубов, гостиниц, где главное – удобство и комфорт посетителя. Преобладают среди современных витражей цветочные и декоративные композиции.

Е. Крылова. Витраж «Василиса». 2000-е.

Е. Крылова. Витраж «Василиса». 2000-е.

В тематическом плане искусство современного витража можно классифицировать по тем же жанрам, что и станковую живопись: портрет, пейзаж, натюрморт, работы на исторические, в основном библейские и мифологические темы, абстрактные композиции. Реже встречаются работы иллюстративного характера. Но есть и такие, которые «не укладываются» в рамки какого-либо определенного жанра, находятся на границе жанров, и даже видов искусств.
Портретный жанр в целом достаточно редок в современном витражном искусстве России, целиком зависит от воли заказчика и, скрытый в частных апартаментах, редко становится известен широкому зрителю. Судить о нем мы можем лишь по тем работам, которые художники создают для себя, портретируя родных, и иногда показывают на выставках. Изумительно тонкие и нежные витражи В. Лебедева с изображениями дочери создают мир детства и юности, безмятежного покоя и взросления. Портрет «Василиса» Елены Крыловой, изображение знакомых и родных в работе А. Натаревича «Вернисаж», и некоторые другие – это уникальные произведения искусства, запечатлевшие наших современников в сложнейших техниках художественного стеклоделия.

Мастерская «Отражение». Витраж «Исаакиевский собор». 2000-е.

Мастерская «Отражение». Витраж «Исаакиевский собор». 2000-е.

Пейзажный жанр присутствует в витражах как небольшого размера (В. Лебедев «Виды Петербурга», О. Ильина «Петропавловская крепость»), так и в больших композициях внутри интерьера. К последним относится, например, работа петербургского ателье «Отражение» – витраж «Исаакиевский собор» на лестнице частного особняка. Геометризованная разработка городского пейзажа присутствует в витражах художников Владимира и Натальи Куликовых из Липецка в серии работ «Храмы Ельца» для помещений Сбербанка (г. Елец). А почти монохромное окно с высотными зданиями Нью-Йорка во всю стену помещения, созданное тульской мастерской «Имаго», «обманывает» зрителя перспективными построениями и удивительно гармонично вписывается в строгий интерьер.

А. Натаревич. Шествие. 2000-е.

А. Натаревич. Шествие. 2000-е.

Жанровые работы крайне редки в современном витражом искусстве России. И это вполне объяснимо: ведь жанровые произведений, изображающие людей в бытовых, жизненных ситуациях, всегда социально ориентированы, а в современном российском обществе эти сюжеты не востребованы. Пожалуй, лишь в работах Аркадия Натаревича, художника «родом» из советской эпохи, определенно звучит социальная тема. Его работы «Подворотня», «Подземка», «Парламент» являются символам нашего времени. В центре внимания художника – люди и ситуации. Не материальная, а духовная составляющая творчества Натаревича всегда выходит на первый план. Богатство смыслов, ассоциаций, собственные переживания и осмысление исторических событий мы видим в больших стеклянных картинах с философскими сюжетами: «Весна священная», «Армагеддон», «Разлом», «Революция», «Двое». Они не востребованы современным интерьером и остаются собственностью автора или экспонатами музеев.

Витражи с абстрактной тематикой также присутствуют в общественных и частных интерьерах, и это то направление, которое, как мы предполагаем, наиболее ярко заявит о себе в будущем.
В современной архитектуре цветное декоративное стекло стало неотъемлемой частью интерьера. Если говорить о крупных общественных интерьерах, то сегодня витражи составляют в них весьма незначительную долю произведений искусства. Одно из самых грандиозных воплощений в этой области – витражный купол в клубе «Олимпия» в Петербурге диаметром 50 м., созданный А. Натаревичем на тему «Морские фантазии Петербурга».

Витраж на ст.м. Волковская, Петербург, 2008 г.

Витраж на ст.м. Волковская, Петербург, 2008 г.

С 1950-х и по наше время витражами украшают сооружения метрополитена. В Москве стеклянные картины в технике литого витража установлены в 1999 году на станции «Дубровка», в 2007 году на ст. «Трубная» (автор – З. Церетели). В Петербурге в наземной павильоне станции «Волковская» в 2008 году появилась огромная стеклянная стена с изображением лихой тройки с седоками, уезжающими от волков (художники А. К. Быстров, Е. А. Быстров (ООО «Смальта Мозаика»), а на станции «Парнас» с сюжетами из античной мифологии (Г. Гукасов, Е. Быстров, С. Хвалов, 2007 г.).

В пространстве интерьера витражи сегодня занимают самое разное место. Давно прошли те времена, когда разноцветное остекление было принадлежностью исключительно окна. С распространением искусственной подсветки в ХХ веке, витраж получил возможность занимать любой участок помещения, будь то окно, стена, ниша, перегородка или ширма, а с появлением особо прочных стекол в XXI веке даже в плоскости потолка и пола. Присутствует цветное остекление в дверных и мебельные филенках, осветительных приборах и настенных панно с подсветкой. Распространяется комплексный подход к световому дизайну интерьера, где витражи создают не только художественной и декоративный ансамбль, но и одновременно определяют световое насыщение интерьера. Стекло – уникальный материал, главное свойство которого – светопропускная способность. Осветительные приборы в наше время – это не только люстры, торшеры и бра. Это – световые стены и потолки, небольшие панно с подсветкой и ширмы, светящиеся колонны из стекла, элементы архитектурной отделки, и даже стеклянная мебель. Витражи и цветное стекло в современном интерьере часто становятся элементами, организующими пространство, основой художественного и светового решения интерьера. При этом исчезает грань между осветительным прибором и плоским панно-витражом, которым сам источает свет.

А. Гордин. Арт-объект «Пастораль». 2010-е.

А. Гордин. Арт-объект «Пастораль». 2010-е.

В современной российской архитектуре нет таких грандиозных решений с использованием цветного стекла, как, например работа Габриэля Дуара для часовни благодарения в Далласе, США или витражи Пьера Сулажа для храмов Франции. Но тенденция к укрупнению жанра явно присутствует. Стекло используется при создании уличных арт-обьектов, как памятников (памятник А. Нобелю в Петербурге), так и во временных инсталляциях ( «12 стульев» в Петропавловской крепости Петербурга), на выставках вне зданий (например, работы петербургского художника А. Гордина).

Начало XXI века в России ознаменовалось невероятным увлечением хэнд-мэйдом. В этом движении мы также наблюдаем интерес к различным техникам декорирования стекла и к искусству витража, в частности. Многие пытаются в домашних условиях освоить азы сборки витражей в технике Тиффани или росписи стеклянных предметов холодным способом. В Европе и Америке это увлечение наметилось намного раньше, еще в 1970-е годы. Это приводит к другому процессу – измельчанию жанра, появлению сувенирного и декоративно-прикладного направления.

В огромном количестве витражей, создаваемых сегодня в России, совсем немного произведений современной тематики, новаторских по исполнению и образному строю. Технология кислотного травления, печати на стекле, сочетания с не стеклянными материалами, другие новаторские способы применяются мало, в качестве экспериментов. Интересные образные и объемно-пространственные решения довольно редки. Сегодня витражи в России в массе своей находятся на пороге современного искусства, которое уже захватило художников в других областях творчества. Постмодернизм – как стилевая и интеллектуальная игра – с 1980-х присутствует в российской культуре и витражное искусство, в котором изменения происходят очень медленно, тоже меняется. К середине второго десятилетия XXI века можно с уверенностью сказать, что кризис оригинальности, как общая проблема эпохи постмодерна, уже преодолен многими витражистами, и, вероятно, окончательно исчерпает себя в ближайшее время. В огромном потоке витражей, создаваемом сегодня, трудно ориентироваться, выделять какие-то тенденции, тем более – прогнозировать. Но совершенно ясно, что витражное искусство России начала XXI века – интереснейшее многогранное явление, которое еще на пути усвоения и интерпретации опыта предшественников, но уже включено в общемировой творческий процесс, и обещает многообразие новых художественных идей, форм и решений.

 При частичной или полной публикации материала ссылка на автора Т.В. Княжицкую и активная ссылка на статью обязательны.

Благодарим художников-витражистов, предоставивших фотографии своих работ для публикации.

25.03.2018, 613 просмотров.