Княжицкая Т.В. О витражах в здании бывшей Анненшуле в доме 8а по Кирочной ул. в Санкт-Петербурге

Ныне существующее здание на Кирочной ул., д. 8а было построено по проекту архитектора А. И. Дютака в 1868 году для нужд училища Св. Анны. Основанное как школа для детей немецких поселенцев в 1763 году, это образовательное учреждение постоянно расширялось, и к началу ХХ века имело в своем составе две гимназии – мужскую и женскую, реальное училище, элементарную и подготовительную школы и сиротский дом. Для все увеличивавшихся потребностей этого учреждения в 1905—1906 годах было возведено еще одно здание, с другой стороны от церкви Св. Анны. Сейчас оба здания занимает Президентский Физико-Математический Лицей № 239.

Эта историческая справка очерчивает архитектурную ситуацию в интересующей нас географической точке Санкт-Петербурга, но в статье речь будет идти только о витражах.

Декоративное остекление в «старом корпусе» школы № 239 я видела в 1995-х году, когда, будучи студенткой Санкт-Петербургского Университета, собирала материал для своей дипломной работы по теме «Витражи Санкт-Петербурга». В то время я, как и многие другие молодые люди, увлеченные историей родного города, обследовала подъезды зданий старого фонда, открывая для себя богатство материальной культуры Петербурга и одновременно сожалея об утратах, которыми уже тогда было полно внутреннее пространство бывших доходных домов и общественных зданий. Что-то было зафиксировано на фотопленку, но расходные материалы были чувствительно дорогими для студенческого бюджета, и сфотографировано было не все. Теперь я об этом жалею.

Витражи находились в здании по Кирочной 8а, слева от церкви, на втором и третьем этажах возле небольшой лестницы, ведущей во флигель. Они уже тогда были в частичной сохранности, целыми были верхние фрамуги, и частично части по внешнему контуру оконного проема и в его центре.

Примерно тогда же известный петербургский краевед и художник-витражист Евгений Иванов сфотографировал как минимум одно окно, и сегодня это фото является единственным документальным подтверждением существования витражей в этом здании. С разрешения Евгения размещаю эту фотографию.

Витраж из бывшей Анненшуле на Кирочной 8а, Петербург. Фото 1992 года Евгения Иванова

Поскольку изображения витража со второго этажа у меня нет, я буду говорить только о том витраже, который запечатлен на фотографии Евгения Иванова. Сегодня в этом оконном проеме находится пластиковый стеклопакет.

Вид на окно с утраченным витражом из здания по Кирочной 8а, Петербург. Фото 2018 года Татьяны Княжицкой.

Фотография Татьяны Княжицкой 2018 года.

Старинный витраж с третьего этажа здания по Кирочной, 8а, принадлежит к типу мозаичного витража, выполненного в свинцово-паечной технике с росписью некоторых деталей предположительно шварцлотом с окраской стекла «серебряной протравой». Мозаичный набор, собранный с помощью свинцового профиля в разноцветную стеклянную плоскость с древности применялся для создания витражей. Самые ранние стекла в свинцовой оплетке крепежа были найдены на территории Византии, они датированы VI веком, и происходят из церкви Сан Витале в Равенне.

Техника мозаичного набора предполагает, что из пластин бесцветного и цветного стекла по заранее подготовленному рисунку витража в натуральную величину мастер вырезал фигурные фрагменты, подобно тому, как дети из бумаги вырезают детали аппликаций. Эти кусочки стекла при необходимости расписывались кисточкой и красками и обжигались в печи. Затем все нарезанные детали собирались в одно стеклянное полотно с помощью свинцовой проволоки, концы которой спаивались.

Этот способ создания витражей в деталях описан в средневековом трактате монаха Теофила «Записка о разных искусствах»: в манускрипте дана информация о полном технологическом процессе: от варки стекла и росписи элементов до окончательной сборки изделия. Этот метод создания витражей с незначительными усовершенствованиями сохранился до наших дней и потому считается классическим.

Мозаичные витражи, собранные в свинцово-паечной технике, и роспись стекла красками вплоть до середины XIX столетия были единственным способами создания декоративного остекления во всей Европе, Америке и России. В интернете можно встретить мнение, что витражи Аннешуле уникальны по способу исполнения, секрет которого чуть ли не утрачен. Это ошибочное, не компетентное мнение. Современные художники-витражисты, получившие образование в профессиональных учебных заведениях, обладают необходимыми знаниями и навыками для создания подобных произведений искусства, а специализированные магазины обеспечивают необходимые для этого художественные и расходные материалы.

По стилистической принадлежности витраж с третьего этажа Анненшуле относится к эпохе эклектики, в орнаменте бордюра можно усмотреть черты стиля модерн. Само композиционное строение витражного окна характерно для европейского декоративного остекления конца XIX – начала ХХ века, и было распространено среди петербургских витражей. Расположение элементов напоминает штору на окне с широким орнаментальным бордюром и массивным узором «ламбрекена» в верхней части. Центральное поле окна заполнено бесцветными прямоугольниками стекла с небольшими вкраплениями цвета в деталях: это зеленые листья и круглые кабошоны на средокрестьях свинцовой сетки.

На фотографии 1992 года хорошо видно, что роспись присутствует только в вверху окна в его центральной части в изображении листьев аканта. Предположительно в росписи были использованы две краски. Первая – коричнево-черная – шварцлот, которая известна со времен средневековья и является первой по времени краской, используемой для витражей. Вторая – так называемая «серебряная золотая», которая известна также как «серебряная протрава», «серебряная желть» или Silbergelb (нем). Она появилась в арсенале художников-витражистов в XIV веке. В ее состав входят соединения серебра, которые под воздействием обжига меняют цвет стекла на интенсивно желтый, золотистый. Вероятно, тот яркий солнечно-желтый цвет, который виден на фотографии в листьях аканта, был получен при помощи «серебряной протравы.

В интернете можно встретить информацию, что эти витражи были „расписаны золотом“. Это — ошибочная информация. Вероятно она произошла от неверного толкования названия краски «серебряная золотая». Росписи золотом не было в этих витражах.

Вопрос о культурно-исторической ценности этого витража, находившегося в здании на Кирочной ул., д. 8а достаточно сложный. С одной стороны – это произведение искусства прошлого, возраст которого насчитывает порядка ста лет. Оно ценно самим фактом своего существования столь длительный период и имеет непосредственное отношение к истории конкретного петербургского здания.

С другой стороны, этот витраж не является уникальным, как принято сейчас говорить «авторским» произведением искусства. По сути это — декоративная композиция, украшательская работа, своего рода ширпотреб своего времени, но правда, высокого уровня исполнения. Не известна мастерская, создавшая этот витраж. Вопрос об атрибуции этого произведения остается открытым, для его изучения требуется глубокое погружение в архивы и исторические источники. Не исключено, что автор эскиза и мастерская, воплотившая его в материале, так и не будет установлен, поскольку речь идет о типовом витражном производстве.

Витражи не были редкостью в петербургской архитектуре конца XIX – начала ХХ века, трудно говорить о точной статистике, но однозначно счет шел не на десятки, а на сотни зданий. За ХХ и начало ХХI века их число сократилось в разы. До 1990-х годов причиной уничтожения витражей и других элементов отделки зданий старого фонда был вандализм, невежество и капитальный ремонт, в результате которых цветные стекла бездумно били и выносили на помойки, заменяя подлинные рамы на модные стеклопакеты. В начале ХХI века ценность бытовой материальной культуры эпохи модерна была осознана населением, витражи перестали уничтожать, и они, вместе с каминами, печами, дверными полотнами и лепниной мощным потоком устремились в антикварные магазины. Этот печальный процесс не уникален для нашей страны, в той или иной степени он присутствовал во многих европейских странах.

Утраты такого рода неизбежны. Хотим мы или не хотим, но время идет, старое заменяется новым. Это естественный процесс, такой же, как рождение и смерть людей.

Так и разноцветные окна из Анненшуле в какой-то момент покинули свое родное место, они оторвались от этих стен и начали собственную жизнь. На пути из этого здания к антикварному магазину они утратили свою историческую аутентичность, а в результате поновлений и реставраций – отчасти и историческую подлинность. Сохранившиеся и выставленные на продажу два небольших стеклянных полотна – это центральная верхняя часть большого старинного витража, эффектная, но весьма малая по сравнению со всей его площадью. В этой связи мне кажется неправильным рассматривать идею возвращения этих небольших фрагментов на старое место, в «родной» оконный проем. Это неизбежно поставит как минимум два вопроса: об их сохранности в небезопасной среде школьного коридора и о гармоничном включении этих разноцветных стеклянных лоскутков во внутреннее пространство школы.

Хранить наследие петербургской материальной культуры, по тем или иным причинам изъятое из исторической среды, должны музеи. По моему мнению, максимально приемлемым решением для города и общества в сложившейся ситуации могла бы стать передача фрагментов витража из здания бывшей Анненшуле в музей. Какой? Коллекции витражей есть в Государственном музее истории Санкт-Петербурга, в музее художественно-промышленной академии им. А.А.Штиглица, в музее стекла на Елагином острове. Трудно сказать, заинтересуют ли эти государственные организации такие небольшие фрагменты витражей, подлинность которых до сих пор вызывает сомнение и которые подверглись реставрации. Скорее всего – нет. Поэтому уместнее всего был бы, на мой взгляд, вариант передачи нашумевших фрагментов витражей в музей при лицее № 239, где им была бы обеспечена сохранность, и ученики школы смогли бы получить наглядный пример этичного отношения к предметам материальной среды прошлого, которое и формирует культурно-историческое пространство отдельно взятого здания, города и целой страны, в которой мы живем.


Благодарю Евгения Иванова за предоставленную для этой публикации фотографию.

При любом использовании материалов этой статьи ссылка на Т.В.Княжицкую и активная ссылка на публикацию обязательна.

13.01.2018, 487 просмотров.